Два Франциска

Два Франциска

Если говорить о Папе Франциске, можно сказать, что сегодня их два, и они всё больше и больше расходятся друг с другом: это Франциск средств массовой информации и реальный Франциск.

Первый невероятно известен и стал ньюсмэйкером уже с самого первого своего появления на балконе базилики св. Петра.

Речь идет о Папе, который производит революцию в Церкви; который отложил в сторону ключи, коими он связывает и развязывает; который не осуждает, а только прощает, или который вовсе не судит больше; который омывает ноги заключенной мусульманке и транссексуалу; который оставил дворец, чтобы окунуться в жизнь окраин; который берется работать над всеми вопросами – как над проблемой разведенных и повторно вступивших в брак, так и над проблемой ватиканских финансов; который закрывает таможенный пункт догм и распахивает врата милосердия. Этот Папа – друг мира, его расхваливают за будущую энциклику об «устойчивом развитии», даже не зная, что в ней будет написано.

На самом деле, в словах и делах Хорхе Марио Бергольо есть многое, что способствует появлению именно такого способа говорить о нем.

Франциск средств массовой информации – это также и его собственное творение, причем гениальное, которое за одно утро смогло изменить представление о Католической Церкви – из Церкви роскошествующей и разлагающейся она стала «бедной Церковью для бедных».

Но как только кто-то попытается нащупать, что же действительно нового принес понтификат Франциска, музыка тут же изменится.

Старая курия, которую так поносят, заслуженно или незаслуженно, – она всё еще осталась в полной неприкосновенности. Ничего не было демонтировано или заменено. Все новшества являются лишь добавлениями: больше дикастерий, больше ведомств, больше расходов. Карьерные дипломаты, которых II Ватиканский собор едва не собрался упразднить, ныне обладают большей властью, чем когда-либо, причем даже там, где можно было бы ожидать обнаружить «пастырей», например, во главе Синода епископов или Конгрегации по делам духовенства. Нет нужды говорить о «внутреннем круге» людей, находящихся в прямом контакте с Папой, без каких-либо определенных должностей, но с огромным влиянием и глубоким проникновением в СМИ.

Читайте также:   Путин с Бергольо - братья навек

Потом есть еще жгучие вопросы, которые захватывают и разделяют общественное мнение гораздо больше. Это разводы и гомосексуализм.

Папа Франциск хочет, чтобы они обсуждались открыто, и он сам первый сделал это посредством немногочисленных, просчитанных и весьма эффективных реплик вроде «Кто я такой, чтобы судить?», которые стали отличительными чертами его понтификата внутри Церкви и вне нее.

На протяжении многих месяцев между двумя летними сезонами первого и второго года после своего избрания Бергольо всячески выставлял на вид людей и движения, выступающие в поддержку реформы пастырского попечения о семье и реформы сексуальной нравственности.

Но когда на синоде в октябре прошлого года он увидел, что противодействие такой реформе среди епископов гораздо более сильно и распространено, чем ранее предполагалось, он скорректировал свои цели и с тех пор не произнес ни единого слова в поддержку обновленцев. Напротив, он сдал назад, разразившись суровыми тирадами относительно противоречивых тем, касающихся абортов, разводов, гомосексуализма, контрацепции, не отступая ни на миллиметр от строгого учения своих предшественников – Павла VI, Иоанна Павла II и Бенедикта XVI.

С октября и до нынешнего момента Франциск высказывался по поводу этих вопросов не менее сорока раз, резко выступая, прежде всего, против «гендерной идеологии» и ее попыток колонизировать мир, несмотря на то, что, по его словам, она является «выражением некой фрустрации и покорности обстоятельствам, которая стремится стереть половые различия, потому что больше не в состоянии соотноситься с ними». Переходя от слов к делу, он отказался одобрить нового посла Франции при Святом Престоле из-за того, что он является гомосексуалистом.

Франциск также несколько ужесточил свою позицию относительно разводов. «Это ничего не решает», – заявил он недавно по поводу идеи давать Причастие разведенным и вступившим в новый брак. Тем более не следует этого делать, добавил он, если они требуют этого, потому что Причастие – «это не знак отличия, не украшение, нет».

Читайте также:   Бразильские верующие приложились к статуе Франциска во время пасхальной Мессы

Он знает, что ожидания по этому вопросу весьма велики, и знает, что сам дал для них пищу. Но он сам же и дистанцировался от них. Теперь он называет их «чрезмерными ожиданиями», зная, что не в силах удовлетворить их. Потому что после всех заявлений о необходимости более коллегиального управления Церковью – совместно Папой и епископами – ясно, что Франциск будет принимать сторону епископов, большая часть которых консервативна, и откажется от того, чтобы принуждать их к реформе, отвергнутой большинством из них.

Несмотря на всё это, СМИ продолжают продавать историю о Папе-«революционере», однако настоящий Франциск всё дальше и дальше от этого образа.

Сандро Маджистер

Перевод: СКГ

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.