Как держать руки во время молитвы «Отче наш»?

Интересные размышления американского канониста доктора Эдварда Питерса, референдария суда Апостольской Сигнатуры, о том, правильно ли простирать руки во время произнесения молитвы "Отче наш" на Мессе.

Orans-позицияOrans в переводе с латинского означает «молящийся». В сегодняшней Мессе «orans-позиция» означает жест, когда священник во время произнесения громких предстоятельских молитв на Мессе разводит свои руки в стороны с раскрытыми ладонями. «Orans-позицию» (иногда называемую «orante») легко отличить от положения, при котором священник складывает или соединяет свои руки; такая позиция предписана для предстоятеля в определенные моменты Мессы, например, во время вступительной молитвы и, главным образом, во время Евхаристической молитвы.

«Orans-проблема» — это современная практика, когда некоторые миряне в собравшейся общине усваивают orans-позицию как свою собственную, особенно во время произнесения «Отче наш», и, таким образом, вносят в богослужение разлад, если не что-то большее.

Хотя orans-позиция как таковая имеет богатую традицию в иудейской и даже раннехристианской молитвенной жизни, в западной литургии уже на протяжении, по меньшей мере, полутора тысяч лет не существует прецедентов, чтобы она использовалась мирянами-католиками; и уже одно это должно было бы служить предостережением, чтобы не вводить такую практику без тщательного размышления. Более того – несмотря на то, что некоторые литургические жесты являются однозначными сами по себе – использование мирянами orans-жестов в сегодняшней Мессе, помимо того, что оно вносит разобщенность в жестах на литургии, может также смазывать различия между литургическими ролями мирян и священников в то самое время, когда различия между крещальным священством и служебным священством весьма нуждаются в правильном выражении.

По крайней мере, с середины 1990-х годов епископы, литургисты и другие наблюдатели обсуждали orans-проблему и возможные пути ее решения, включая явное одобрение этого жеста для использования мирянами.

Эти обсуждения (итог которых можно найти в Adoremus Bulletin за ноябрь 2003 года) интересны сами по себе, однако в них, как представляется, не был задан фундаментальный вопрос, а именно: в чем состоит смысл orans-позиции в сегодняшней литургии? Распознав ее современное литургическое предназначение, вероятно, можно будет сформулировать рубрику для ее лучшего использования. Я хочу особым образом рассмотреть вероятность того, что нынешняя рубрика, предписывающая священнику принимать orans-позицию во время молитвы «Отче наш», сама по себе неуместна и является причиной замешательства в общине.

Первое, что следует здесь отметить – это то, что orans-позиция (за единственным проблематичным исключением в случае «Отче наш») предписана для священника исключительно когда он молится громко и один, как, например, во время вступительной молитвы, молитвы над дарами и молитвы после причащения. Напротив, когда священник молится громко и вместе с народом, например, во время Слава в вышних и Верую, его руки сложены. Другими словами, священник, молящийся громко и от имени безмолвствующей в этот момент общины, явным образом исполняет свою предстоятельскую роль. Используемая при этом orans-позиция не провоцирует имитацию со стороны общины, поскольку народ в этот момент Мессы молчит.

Читайте также:   Франциск готовит для традиционной литургии новое гетто

С другой стороны, когда молитвы произносятся громко священником и народом, руки священника в такие молитвенные моменты сложены – такой традиционный жест сложенных рук является общепринятым для мирян на Западе во время Мессы.

С учетом всего этого, представляется, что рубрика, предписывающая священнику принимать orans-позицию во время молитвы «Отче наш», во время которой он присоединяется к народу, а не возносит ее от его имени, является, по меньшей мере, отклонением от нормы и не соответствует нынешнему символизму orans-позиции, которая сегодня во всех остальных частях Мессы указывает на предстоятельскую функцию.

Стоит, однако, рассмотреть, каким образом эта очевидная ошибка появилась в литургии. Я полагаю, что изначально рубрика, предписывающая священнику принимать orans-позицию во время Молитвы Господней, не была ошибкой, однако она стала таковой в ходе литургической реформы, предпринятой Пием XII незадолго до II Ватиканского собора. Давайте вернемся немного назад.

Молитва «Отче наш» (Pater noster) являлась частью Мессы в течение многих веков. Конечно, за это время языковые барьеры стали причиной того, что различные молитвы были закреплены за священником, а развитие рубрик зафиксировало этот обычай. В конце концов, Pater noster стала молитвой, которая возносилась священником от имени народа, чье внешнее участие в этой молитве до начала XX века являлось заместительным и выражалось в произнесении министрантом последней строки, Sed libera nos a malo («Но избавь нас от лукавого»). Если посмотреть на дособорные рубрики, касающиеся Pater noster, в любой литургической книге, можно убедиться что они последовательно предписывают, чтобы священник простирал руки, т.е. принимал orans-позицию, как можно ожидать, когда священник произносит молитву от имени общины.

Однако в 1958 году, в ходе литургической реформы Папы Пия XII, помимо прочего, было дано разрешение, чтобы община присоединялась к священнику во время молитвы Pater noster, с тем условием, что ее следует произносить только на латыни (см. AAS 50, p. 643). Таким образом, впервые за много веков стало возможным произнесение Молитвы Господней всей общиной. Тем не менее, произнесение мирянами молитвы Pater noster не было обязательным предписанием, и нет подтверждений тому, что это весьма ограниченное разрешение общинного произнесения Pater noster служило осознанию того, что такое разрешение, если оно будет широко использоваться, может вызвать необходимость изменения рубрик для священника. К сожалению, в то время, когда происходили эти изменения, orans-позиция ассоциировалась не с тем, каким образом произносится молитва Pater noster, но с самой этой молитвой как таковой. Представляется, что именно по этой причине рубрика, предписывающая, чтобы священник принимал orans-позицию во время «Отче наш», просто перешла в новый обряд Мессы незамеченной.

Читайте также:   В календаре Католической Церкви появился новый праздник

Сегодня, разумеется, священник не молится «Отче наш» за народ, как он это делает во время различных других молитв на Мессе – молитв, в которых народ принимает участие посредством молчаливого сосредоточения, и которые он завершает возгласом «Аминь». Напротив, сегодня священник и народ на Мессе произносят молитву «Отче наш» вместе. Рубрика же просто не отражает этого факта.

Если вышеприведенный анализ корректен, и orans-позиция на Мессе должна символизировать священническую молитву от имени общины, в отличие от молитвы вместе с ней, тогда рубрики более не должны были бы предписывать священнику простирать руки во время молитвы «Отче наш», как если бы он молился от имени общины. Вместо этого он должен соединять свои руки, как он это делает во время всех других молитв, произносимых вместе с народом. И если священник не будет принимать orans-позицию во время «Отче наш», миряне не станут ему подражать. Если рубрики Мессы будут изменены таким образом, чтобы предписывать священнику соединять свои руки во время «Отче наш», то единообразие символизма жестов священника снова будет соблюдаться на протяжении всей Мессы, а orans-проблема, вероятно, достаточно быстро разрешится сама собой.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.