Герменевтика Франциска

Префект ватиканского Секретариата по коммуникации монс. Дарио Вигано превозносит разговорный стиль Франциска как способный созидать общину, однако порой он может обернуться весьма серьезными недоразумениями, разрешить которые будет непросто даже с помощью рекомендованной Франциском "герменевтики".

Франциск с президентом Парагвая Орасио КартесомВо время пресс-конференции на борту самолета при возвращении из путешествия по Эквадору, Боливии и Парагваю, папа Франциск использовал необычное для себя слово: «герменевтика».

За несколько минут он повторил это слово одиннадцать раз и попросил применять эту герменевтику к нему самому, к его словам, которые, и в самом деле, зачастую дают простор для неоднозначного толкования.

И вот, не более чем два дня спустя в “L’Osservatore Romano” появляется первое публичное интервью, которое дал монсеньор Дарио Вигано в своей новой должности префекта новорожденного ватиканского Секретариата по коммуникации – интервью, полностью посвященное «коммуникативному стилю Бергольо, совмещающему устную речь и конкретность».

В качестве примера коммуникативного стиля Франциска Вигано выбрал речь, которую папа адресовал парагвайской молодежи 12 июля – речь, произнесенную спонтанно, после того как он отложил в сторону заранее написанный текст.

Вигано пишет:

«Я считаю, что ключ к пониманию коммуникативной практики папы Франциска следует искать, отталкиваясь от ставших уже классическими исследований соотношения между устной и письменной речью. Подготовленная речь скучна, потому что это текст, задуманный в форме письменного произведения. А мы знаем, что письменная культура, в сравнении с устной речью, отдавала предпочтение синтетичности, аналитичности, объективности, абстрактному мышлению».

«Стиль понтифика, напротив, представляет собой стиль, склонный к избыточности, способный использовать в качестве определяющей силы контекстуальность и конкретность (напоминание о герменевтике во время пресс-конференции при возвращении из Латинской Америки было очень метким). Избыточность речи – это не что-то плохое, скорее, она является проявлением внутренней потребности того, кто общается устно, кто должен со скоростью пешехода двигаться по тропинкам слов, петляя среди них, то есть часто повторяя то, что уже было сказано».

Читайте также:   Франциск готовит для традиционной литургии новое гетто

Он завершает так:

«Манера речи папы Франциска ориентируется на древнюю практику передачи информации по цепочке, друг другу – способ общения, который, в свою очередь, способствует возникновению устойчивого взаимопонимания между собеседниками, созиданию подлинной общины, давая начало общности, основанной на радости вновь обретенной встречи человечества и Евангелия».

Избыточность, повторения, петляющая походка… Однако если бы монсеньор Вигано взял в качестве примера для исследования не речь Франциска перед молодежью в Парагвае, но речь, которую папа произнес в предыдущий вечер, также в Асунсьоне, перед представителями гражданского общества, он смог бы отметить не только преимущества, но и серьезные недостатки чрезмерно непринужденного «устного стиля» в общении.

Там Франциск в один из моментов сказал экспромтом буквально следующее:

«Прежде чем закончить, есть кое-что, о чем я хотел бы сказать. И раз тут присутствуют политики, есть также и президент Республики, я скажу об этом по-братски. Мне тут кто-то сказал: «Слушай, тут одного человека арестовала армия, сделай что-нибудь!» Я не говорю, правда это или неправда, справедливо это или несправедливо, но одним из методов, которыми пользовались диктатуры прошлого века, было избавиться от народа – с помощью ссылок или тюрьмы; а в случаях лагерей смерти, нацистских или сталинских, от него избавлялись с помощью убийства. Для того, чтобы у народа была настоящая культура, культура политическая и культура общественного блага, срочно необходимы понятные суды, прозрачные суды. Другой тип стратагемы не годится. Прозрачная и понятная юстиция. Это поможет всем. Я не знаю, есть это тут или нет, я говорю со всем уважением. Мне об этом сказали, когда я входил, мне об этом тут сказали. И попросили о ком-то, не знаю, о ком… я не расслышал имя хорошо».

Читайте также:   Соврамши. Франциска поймали на "словесной неточности"

Имя, которое Франциск «не расслышал хорошо», было имя Эделио Муриниго, полицейского, арестованного более года назад не регулярной армией Парагвая – как понял папа – но так называемой «Народной армией Парагвая», террористической марксистско-ленинской группировкой, действующей в стране с 2008 года.

Несмотря на то, что Франциск подчеркнул свою неосведомленность в этом деле, он всё же не побоялся использовать недостаточные и неясные сведения, которые кто-то только что кое-как сообщил ему по «испорченному телефону», чтобы «по-братски» обвинить невиновного президента Парагвая едва ли не в преступлениях, сравнимых с худшими злодействами нацистов и сталинистов.

Хвала президенту Орасио Картесу (на фото) за снисходительность, с которой он позволил этому впечатляющему публичному оскорблению прозвучать в пустоту.

Сандро Маджистер, Settimo cielo
Перевод: СКГ

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.