Великая евангелическая авантюра Франциска

Сможет ли Франциск преодолеть десятилетия противостояния между католиками и евангеликами? По мнению автора статьи в Catholic Herald Люка Коппена, Франциск наверняка сделает католиков большими евангеликами, чем сейчас, но удастся ли ему сделать католиками евангеликов – относительно этого уверенности нет.

Франциск получает благословение  от пятидесятников во время встречи в мае 2015 года
Франциск получает благословение от пятидесятников
во время встречи с пасторами пятидесятнических церквей в мае 2015 года (AP)

Где-то в кабинете папы Франциска лежит документ, который может изменить ход истории христианства. Он провозглашает окончание вражды между католиками и евангеликами и заявляет, что две традиции в настоящее время «объединены в своей миссии, потому что мы возвещаем одно и то же Евангелие». Святой Отец намеревается подписать текст в 2017 году, к 500-летию Реформации, вместе с евангельскими лидерами, представляющими примерно четверть христиан в сегодняшнем мире.

Франциск убежден, что Реформация уже завершилась. Он считает, что она закончилась в 1999 году, когда Католическая церковь и Всемирная лютеранская федерация приняли совместную декларацию об оправдании – учении, лежащем в основе протеста Лютера.

Немецкий смутьян обвинил Католическую Церковь в том, будто она учит, что человек спасается верой и добрыми делами, а не «одной только верой».

В 1999 году, после содержательных переговоров, католические и лютеранские богословы пришли к выводу, что два сообщества в настоящее время разделяют «общее понимание нашего оправдания Божьей благодатью через веру во Христа».

В 2006 году Всемирный методистский совет также принял эту декларацию. Но ни один крупный руководитель «рожденных свыше христиан» не выступил с публичным одобрением текста. Поэтому большинство из 600 млн евангеликов мира не имеют представления о том, что протест закончился. Повсюду, от трущоб Сан-Паулу до высотных зданий Сеула, евангелики и католики до сих пор смотрят друг на друга настороженно.

Многие из евангеликов даже отказываются воспринимать католиков как христиан, в то время как последние часто рассматривают евангелические общины как «секты».

Однако не все поддались враждебным чувствам. Еще в 1984 году влиятельный журнал харизматиков опубликовал статью под названием «Три течения, одна река?» Автор статьи Ричард Лавлейс утверждал, что католицизм, евангеликализм и пятидесятничество являются тремя притоками, образующими один большой поток христианства. (Многие наблюдатели считают евангеликализм и пятидесятничество единым течением, учитывая, что большинство пятидесятников являются евангеликами).

Лавлейс пишет: «Будет много узлов, которые нужно развязать, прежде чем у нас будет единая Церковь, которая является действительно Католической, Евангельской и Пятидесятнической».

Франциск и евангелики: первые шаги

«Много узлов нужно будет развязать»: сегодня эта фраза напоминает о папе Франциске. Он распространял почитание Девы Марии, развязывающей узлы, которое состоит в том, чтобы взывать к Богородице о помощи в решении, казалось бы, неразрешимых проблем. Разрыв между католиками и евангеликами уже давно выглядит как то, что принадлежит к этой категории.

На протяжении большей части своей жизни Франциск должен был смотреть на евангеликов с подозрением. Аргентинский иезуит старой школы, он должен был в смятении наблюдать, как его стадо перебегает в евангельские церкви (почти пятая часть латиноамериканцев теперь называют себя протестантами).

Можно представить себе его дискомфорт, когда в 1999 году он впервые отслужил Мессу для католиков-харизматиков. Когда он возносил Гостию, они говорили на языках, подобно своим коллегам пятидесятникам. Но будучи архиепископом Буэнос-Айреса, он начал посещать шумные собрания прославления как у евангеликов, так и у католиков. Поначалу он сидел, потихоньку потягивая мате.

Но в 2006 году он вышел на сцену, где встал на колени, в то время как протестантские лидеры молились над ним. Пастор с микрофоном кричал: «Наполни его Твоим Святым Духом и силою, Господи! Во имя Иисуса!» Образ коленопреклоненного кардинала, опустившего голову под простертыми руками евангеликов, был настолько шокирующим, что журнал традиционалистов вышел тогда с заголовком: «Буэнос-Айрес, sede vacante. Архиепископ совершает грех вероотступничества».

Кардинал Бергольо получает "совместное благословение" от пасторов-пятидесятников и католических священников
Кардинал Бергольо получает «совместное благословение» от пасторов-пятидесятников и католических священников (стадион в Буэнос-Айресе, 2006)

Биограф папы говорит, что после благословения «кардинал воспылал огнем». Он начал встречаться с евангельскими пасторами каждый месяц. Он приезжал на общественном транспорте и с энтузиазмом участвовал в их импровизированных молитвенных собраниях. Они никогда не обсуждали индульгенции или Непорочное Зачатие. Теперь он верил, что их общее крещение является более важным, чем их различия.

Как папа, он продолжил избегать богословских споров. В отличие от бывшего ватиканского стража чистоты вероучения Бенедикта XVI, он готов сказать: «Давайте оставим это богословам».

Читайте также:   Франциск искажает смысл Фатимского послания

Франциск и Тони Палмер

В Буэнос-Айресе он встретил южноафриканского пастора британского происхождения по имени Тони Палмер. Палмер принадлежал к «конвергентному движению», которое стремится соединить харизматическое богослужение с более исторически обоснованной литургией и пониманием таинств.

Франциск с Тони Палмером
Франциск с Тони Палмером

Кардинал стал «духовным отцом» Палмера, однако, как говорят, отговаривал его становиться католиком, утверждая, что он призван служить «строителем мостов» между католиками и евангеликами. (Утверждают, что Франциск недавно сказал лидерам евангеликов: «Я не заинтересован в обращении евангеликов в католичество. Я хочу, чтобы люди нашли Иисуса в своей собственной общине. Давайте будем являть любовь Иисуса»).

Как и его наставник, Палмер считал, что Реформация уже закончилась. Он прямо призывал духовных наследников Лютера отказаться от ярлыка «протестантов». «Это все равно что говорить, что ты расист, несмотря на то, что ты живешь в стране, в которой больше нет системы апартеида», – заявил он.

Когда Франциск захотел обратиться к евангеликам после того, как он был избран папой, он не стал делать, казалось бы, напрашивающихся вещей. Он не попросил Папский Совет по содействию христианскому единству организовать конференцию, и не стал обращаться за советом к группе «Евангелики и католики вместе в Америке» – наверное, достигшей наибольших результатов в таком диалоге, чем кто-либо в мире. Вместо этого, он позвонил своему старому другу. Во время неторопливой встречи в Ватикане Палмер записал видео понтифика на свой iPhone.

Назначенный Франциском «Апостольским представителем по христианскому единству», Палмер взял фильм на конференцию служителей в Техасе, организованную проповедником Евангелия процветания Кеннетом Коуплендом. Перед демонстрацией фильма Палмер произнес то, что должно считаться одной из величайших христианских речей XXI века. «Братья и сестры, протест Лютера закончился», – заявил он. Он сказал явно ошеломленной аудитории, что говорит с ними «в духе Илии», который подготовил путь для чего-то гораздо большего, чем он сам.

Палмер, стоя за трибуной, конечно, не знал, что ему осталось жить всего несколько месяцев. Но, оглядываясь назад, можно сказать, что это был берущий за душу момент, когда он объявил, что хочет начать демонстрацию видеозаписи с папой с короткой молитвы. «Это была молитва умирающего», – сказал он. «И когда вы знаете, что скоро вам предстоит умереть, вы, конечно, будете читать самые важные молитвы».

Палмер прочел отрывок из Евангелия от Иоанна (17, 20-22), где Иисус молится, чтобы его последователи «были едино». Лицо Франциска, находящееся чересчур близко к объективу, появилось на большом экране. В своем коротком, импровизированном сообщении Папа назвал Палмера, который принадлежал к англиканской группе, независимой от архиепископа Кентерберийского, «братом-епископом».

Франциск затем провозгласил, что «чудо единства началось». Публика встретила видео возгласами, смехом и гомоном. Коупленд пригласил Палмера вернуться на сцену, чтобы записать ответ на его iPhone. Видео закончилось тем, что все служители – некоторые из которых, возможно, несколькими минутами раньше считали папу лжеучителем – простерли руки и обращаясь к Франциску в унисон воскликнули: «Будь благословен!»

Франциск с Джеймсом РобинсономВскоре после этого Палмер привез евангельских тяжеловесов, представляющих миллионы прихожан, в Ватикан, чтобы они встретились с Франциском. Встреча получилась удивительно неформальной.

Папа говорил о необходимости для всех христиан иметь личные отношения с Иисусом. «Сэр, как проповедник, могу Вам сказать: “Дай пять”», – сказал Джеймс Робинсон, который помог вдохновить становление «Американских религиозных правых» в 1980-х годах. После того, как переводчик объяснил, что такое «дать пять», викарий Христа ударил по ладони сияющего телепроповедника.

В этот день Палмер передал Франциску проект текста, называвшегося «Декларация веры в единство ради миссии», который, как он надеялся, папа подпишет с евангельскими лидерами в 2017 году. Спустя месяц Палмер погиб в Англии, попав в аварию на мотоцикле – событие настолько шокирующее, что это вдохновило некоторых на публикацию на YouTube видеозаписей, в которых излагались невероятные теории заговора.

Франциск не делал никаких публичных намеков на то, что он действительно подпишет декларацию. Но он предпринял шаги, которые, как кажется, готовят почву для этого. Через несколько дней после смерти своего друга он стал первым папой, посетившим церковь пятидесятников, принеся извинения за преследования движения в Италии со стороны Католической Церкви. В прошлом месяце он попросил прощения у вальденсов – общины, которая считается старейшей евангелической церковью в мире.

Читайте также:   Бергольо - ставленник Обамы?

Единство с католиками — не приоритет для евангеликов

Но даже если папа и подпишет декларацию в течение двух лет, полное, видимое единство между католиками и евангеликами остается маловероятным. Как объясняет о. Дуайт Лонгенеккер, американский католический священник, бывший раньше евангеликом, не существует единого авторитетного органа, который мог бы примириться с Римом.

«”Евангелики” могут включать в себя всех – от наиболее яростных антикатолических огнедышащих фундаменталистов до телепроповедников Евангелия процветания, “евангелических” англо-католиков, харизматов и модернистских протестантов», – говорит священник.

Он предполагает, что мало кто из них действительно заинтересован в единстве с Католической Церковью. «Для большинства евангеликов какое-либо воссоединение с Римом находится в самом конце повестки дня, если оно там вообще есть», – говорит о. Лонгенеккер. «Это так по двум причинам: несмотря на их нынешнее дружелюбие к католикам они по-прежнему имеют глубокое недоверие к Риму. Они просто не могут допустить мысли, что в «римском католицизме» есть много хорошего. Они могут рассматривать нас как братьев-христиан, но мы все равно являемся для них глубоко заблуждающимися».

«Во-вторых, их экклезиология – это экклезиология исключительно невидимой церкви. Они не видят никакой проблемы в существовании тысяч протестантских церквей, потому что «институциональная церковь» – рукотворная и временная, так что на самом деле не имеет значения, к какой из них вы принадлежите. Формальное воссоединение любого рода для них просто не имеет значения».

Ульф Экман, шведский пастор мегацеркви, который стал католиком в прошлом году, согласен с тем, что многие евангелики боятся «Суперцеркви». Тем не менее, он считает, что старые раны могут быть исцелены с помощью того, что он называет «параллельным подходом». «Это означает, что обе стороны становятся всё ближе друг другу, общаясь на равных и признавая друг друга, избегая проявлений подчинения и триумфализма. Это, скорее, слияние, нежели обращение». Это, безусловно, хорошо согласуется с собственным мнением Франциска, которое он выражает такими содержательными фразами как «примиренное разнообразие» и «единство без единообразия».

Для того, чтобы сохранить разнообразие, Франциск мог бы предложить евангеликам в более литургически понимаемом «конвергентном движении» нечто похожее на ординариат, который позволил группам бывших англикан воссоединиться с Римом, сохраняя элементы своего наследия. Кроме того, папа мог бы создать «Евангелический апостолат», что позволило бы примирившимся евангеликам развивать их характерный стиль богослужения и изучения Писания внутри Католической Церкви.

О. Лонгенеккер говорит, что Франциск также мог бы побуждать бывших евангеликов создавать монашеские общины, по примеру американсккого певца и автора песен Джона Майкла Талбота, который руководит неофициальной монашеской общиной «евангелических католиков».

Нет, однако, никаких доказательств того, что Франциск рассматривает какой-либо из этих вариантов. Возможно, он думает, что исследование этих путей к единству будет делом его преемников. Может быть, он считает, что его собственная миссия ограничена расчисткой мусора, которым в настоящее время завален путь.

Между тем, папа поощряет католиков становиться в большей степени евангельскими, в изначальном смысле этого слова. Кажется, что он хочет, чтобы верующие становились более похожими на «рожденных свыше» христиан: избавились от «похоронного» выражения лиц, излучали радость и несли Евангелие из церкви на улицы.

Благодаря Франциску и католическому движению харизматического обновления, верующие, скорее всего, к концу этого века будут выглядеть в значительной степени больше евангеликами, чем это было в начале века. А вот станут ли евангелики большими католиками – это еще предстоит выяснить.

Люк Коппен, Catholic Herald
Перевод: СКГ

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект: