Реформа Франциска ранит христианский брак

Изменения, вносимые в каноническое право, превращают процессы о несостоятельности брака в пустую формальность и представляют угрозу для единства Церкви, считает итальянский историк Роберто де Маттеи.

"Католические разводы"Два Motu proprio папы Франциска – «Mitis Iudex Dominus Iesus» для Латинской Церкви и «Mitis et misericors Iesus» для восточных церквей – наносят глубокую рану христианскому браку.

Нерасторжимость брака является Божественным и неизменяемым законом Иисуса Христа. Церковь не может «аннулировать» брак, в смысле – расторгнуть его. Она может лишь посредством объявления о его несостоятельности подтвердить его несуществование, вызванное отсутствием необходимых условий, обеспечивающих его действительность. Это означает, что приоритетом Церкви в каноническом процессе является не заинтересованность супругов в получении объявления о несостоятельности, а истина относительно действительности брачных уз.

Пий XII напоминает нам в связи с этим, что «в брачном процессе единственной целью является вынесение суждения, согласного с истиной и правом, в процессе о несостоятельности [брака] – в отношении утверждения о несуществовании брачных уз» (Обращение к суду «Рота Романа» от 2 октября 1944 года). Верующий может ввести Церковь в заблуждение, чтобы добиться решения о несостоятельности брака, например, используя ложные свидетельства, но Церковь не может обмануть Бога, и ее долг – ясно и точно установить истину.

В каноническом процессе прежде всего следует защищать высший интерес Божественного установления, коим является брак. Признание и защита этой реальности в юридической сфере сформулированы в кратком выражении “favor matrimonii”, означающем презумпцию действительности брака, пока не будет доказано обратное. Иоанн Павел II хорошо объяснял, что нерасторжимость представляется Учительством как обычный закон для любого брака, вне зависимости от успешности супружеской жизни и от возможности, в отдельных случаях, объявления о его несостоятельности (Речь, обращенная к суду «Рота Романа», от 21 января 2000 года).

Когда Просвещение стремилось нанести смертельную рану христианскому браку, Бенедикт XIV декретом «Dei miseratione» от 3 ноября 1741 года постановил, что в каждом диоцезе должен быть назначен защитник уз, и ввел принцип необходимости совпадения судебных решений, вынесенных в судах двух уровней, для получения объявления о несостоятельности брака. Принцип необходимости двух совпадающих судебных решений был освящен Кодексом канонического права 1917 года и был включен в состав Кодекса, обнародованного Иоанном Павлом II 25 января 1983 года. В посланиях motu proprio папы Франциска содержится полностью перевернутый взгляд на этот вопрос. Интересы супругов получают первенство перед интересами брака. Это утверждается в самом этом документе, где в нескольких пунктах резюмируются основные критерии этой реформы: отмена принципа двух совпадающих судебных решений, которые заменяются одним исполнительным решением в пользу несостоятельности брака; наделение монократической властью епископа, определяемого как «единоличный судья»; введение сокращенного и фактически неконтролируемого процесса, с существенным уменьшением власти суда Священной Роты.

Читайте также:   Франциск стремится «отменить» Ратцингера

Как иначе можно истолковать, к примеру, отмену принципа двух совпадающих судебных решений? Каковы серьезные причины, по которым, спустя 270 лет, отменяется этот принцип? Кардинал Бёрк напомнил, что в связи с этим уже имеется один катастрофический опыт. В Соединенных Штатах с июля 1971 по ноябрь 1983 года действовали так называемые «Временные нормы», которые фактически устраняли обязательность двух совпадающих судебных решений. Результатом стало то, что Конференция епископов не отклонила ни одного из сотен тысяч полученных прошений, и в народе этот процесс стал называться «католическим разводом» (Permanere nella Verità di Cristo. Matrimonio e comunione nella Chiesa cattolica, Cantagalli, Siena 2014, pp. 222-223).

Еще более серьезным является наделение диоцезного епископа, как единоличного судьи, правом по собственному усмотрению возбуждать сокращенный процесс и выносить судебное решение. Епископ может лично осуществлять свою судебную власть или делегировать ее комиссии, которая не обязательно должна состоять из юристов. Эта комиссия, сформированная в соответствии с его пожеланиями, разумеется, будет следовать его пастырским указаниям, как это уже происходит с «диоцезными центрами помощи», которые до сего времени не имели юридических полномочий.

В некоторых диоцезах епископы будут стараться обеспечить серьезный характер этой процедуры, но легко представить, что во многих других диоцезах, например, в Центральной Европе, объявление о несостоятельности брака превратится в простую формальность. В 1993 году архиепископ Фрайбурга Оскар Зайер, епископ Майнца Карл Леман и епископ Ротенбурга-Штутгарта Вальтер Каспер издали документ в поддержку тех верующих, которые по своей совести уверены в недействительности своего брака, но не имеют доказательств, чтобы подтвердить это в суде (Vescovi dell’Oberrhein, Accompagnamento pastorale dei divorziati, “Il Regno Documenti”, 38 (1993), pp. 613-622).

В ответ Конгрегация вероучения опубликовала письмо «Annus Internationalis Familiae» от 14 сентября 1994 года, в котором заявлялось, что по этому пути идти нельзя, поскольку брак является публичной реальностью: «не признавать этот существенный аспект означало бы фактически отрицать, что брак существует как церковная реальность, то есть как таинство». Однако недавно это предложение вновь было выдвинуто пастырским отделом Фрайбургского диоцеза (Orientamenti per la pastorale dei divorziati, “Il Regno Documenti”, 58 (2013), pp. 631-639); в соответствии с ним, разведенные второбрачные, по совести уверенные в несостоятельности предыдущего брака, могут принимать таинства и занимать должности в приходских советах.

Читайте также:   ПРЕДЫСТОРИЯ КРИЗИСА

ФранцискFavor matrimonii («преимущество брака») заменяется favor nullitatis («преимуществом несостоятельности»), которое становится первичным элементом права, тогда как нерасторжимость сводится к неосуществимому «идеалу». Теоретическое утверждение о нерасторжимости брака на практике сопровождается правом на объявление о несостоятельности любого неудачного союза. Достаточно в своей совести считать недействительным собственный брак, чтобы он был признан таковым Церковью. В соответствии с этим принципом некоторые богословы считают «мертвым» брак, в котором, по свидетельству обоих или одного из супругов, «умерла любовь».

Бенедикт XVI 29 января 2010 года призвал суд Священной Римской Роты не предоставлять аннулирование брака, «уступая желаниям или ожиданиям сторон, или же ситуации в общественной среде». Однако в диоцезах Центральной Европы объявление о несостоятельности брака превратится в чисто формальный акт, как это произошло в Соединенных Штатах в эпоху «Временных норм». Согласно известному закону, «худшие деньги вытесняют из обращения лучшие»; в хаосе, который воцарится, «быстрый развод» неизбежно возобладает над нерасторжимым браком.

Уже более года идут разговоры о скрытой схизме в Церкви, но теперь о ней заявил уже кардинал Герхард Мюллер, префект Конгрегации вероучения, который в своей речи в Регенсбурге напомнил о риске раскола в Церкви, призвав быть весьма бдительными и не забывать урока протестантской схизмы, воспламенившей Европу пять веков назад.

В преддверии октябрьского Синода о семье реформа папы Франциска не угашает никакого пожара, но раздувает его и расчищает дорогу для других гибельных нововведений. Молчать больше невозможно.

Роберто де Маттеи, Corrispondenza Romana
Перевод: СКГ

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.