«Уж не пародия ли он?»: Действительность избрания Франциска под вопросом

Неожиданные признания кардинала Годфрида Даннеелса заставили многих вновь обратиться к теме, поднятой в прошлом году итальянским ватиканистом Антонио Соччи

Франциск покидает балкон собора св. Петра.
Франциск покидает балкон собора св. Петра 13 марта 2013. Крайний слева — кардинал Годфрид Даннеелс

1. «Мафия-клуб»: биография кардинала Даннеелса

В представленной недавно авторизованной биографии кардинала Годфрида Даннеелса утверждается, что бельгийский иерарх, наряду с другими кардиналами и епископами, входил в тайную группу, которая в течение многих лет готовила избрание своего кандиадата – архиепископа Буэнос-Айреса Хорхе Марио Бергольо. На видеозаписи презентации новой книги видно, как Даннеелс со смехом называет эту группу «мафиозным клубом». Как сообщает итальянский журналист Марко Тосатти, помимо Даннеелса и Мартини, в группу входили голландский епископ Адриан ван Лёйн, немецкие кардиналы Вальтер Каспер и Карл Леманн, итальянский кардинал Акилле Сильвестрини, британский кардинал Бэзил Хьюм, и другие. Бельгийская газета “Le Vif” пишет: «13 марта рядом с новым папой Франциском стоял его старый знакомый – Годфрид Даннеелс. Официально он находился там как старейший из кардиналов-священников, но в действительности он долгие годы трудился как незаметный “делатель короля”».

2. “Team Bergoglio”: книга Остина Айверайха

Надо отметить, что информация о том, что избрание Бергольо готовилось заранее, появляется не впервые. В конце прошлого года британский журналист Остин Айверайх опубликовал книгу «Великий реформатор: Франциск и как сделать радикального Папу», в которой также говорится о существовании некой группы кардиналов, преследовавшей аналогичную цель – организовать избрание Бергольо на престол св. Петра. Организатором этой группы Айверайх называет архиепископа Вестминстера на покое Кормака Мёрфи-О’Коннора, которого он весьма хорошо знает, поскольку ранее сам работал директором отдела по связям с общественностью архиепархии Вестминстера. В своей книге доктор Остин Айверайх сообщает, что кардинал Мёрфи-О’Коннор, который в силу своего возраста уже не мог принять участия в конклаве 2013 года, до его начала провел тайную кампанию, предварительно заручившись согласием самого Бергольо (правда, пресс-секретарь Мёрфи-О’Коннора впоследствии всячески отрицал тот факт, что Бергольо был осведомлен об этом). Согласно информации, сообщаемой Айверайхом, помимо Бергольо и Мёрфи-О’Коннора, в эту кампанию были вовлечены еще 5 человек: кардинал Карл Леманн, кардинал Вальтер Каспер, кардинал Вен-Труа, кардинал Сантос Абриль-и-Кастельо и всё тот же кардинал Годфрид Даннеелс. Автор книги называет эту группу, сложившуюся, в отличие от «Мафия-клуба» Даннеелса, непосредственно перед конклавом, “Team Bergoglio” («Команда Бергольо»). По словам Айверайха, когда Бергольо спросили, согласится ли он быть кандидатом, тот ответил, что, по его мнению, в подобный момент кризиса в Церкви ни один кардинал не смог бы отказаться, если бы его попросили об этом.

3. Отлученные кардиналы на конклаве?

Все эти факты могли бы восприниматься всего лишь как материал для изучения историками папства или как небезынтересные подробности для любителей интриг и закулисных игр, если бы не одна маленькая деталь. Дело в том, что подобные тайные группы и секретные предвыборные кампании категорически запрещены Апостольской конституцией Иоанна Павла II “Universi Dominici gregis”, устанавливающей правила проведения конклава. Более того, пункт 81 этой конституции предусматривает для нарушителей данного запрета автоматическое отлучение от Церкви.

81. Кроме того, кардиналы-выборщики должны воздерживаться от любых договоров, соглашений, обещаний и иных обязательств, которые могли бы вынуждать их голосовать или не голосовать за какое-либо лицо или лица. Если же что-то из этого на самом деле будет иметь место, даже с принесением присяги, Мы объявляем это ничтожным и недействительным, и никто не связан обязательством соблюдать это, а на поступающих противно этому настоящим налагаем отлучение latae sententiae. Мы, однако, не намереваемся запрещать обмениваться друг с другом мнениями относительно избрания в период вакантного Престола.

82. Мы также запрещаем кардиналам заключать до избрания соглашения, или с общего согласия принимать какие-либо решения, беря на себя обязательства их соблюдать, если один из них будет избран Понтификом. Если же такие обещания будут даны, даже с принесением присяги, Мы объявляем их ничтожными и недействительными.

Таким образом, если верны сведения о существовании тайных групп, члены которых договаривались голосовать за единого кандидата – Бергольо (а, по меньшей мере, Даннеелс сам признался в организации такой группы), есть серьезные основания считать, что их члены во время конклава находились под отлучением.

В связи с этим как после прошлогодней публикации книги Айверайха, так и после недавних откровений кардинала Даннеелса у многих католических обозревателей возник вопрос – а не мог ли факт участия в конклаве отлученных кардиналов-выборщиков повлиять на действительность избрания нового папы? Ведь если предположить, что число таких выборщиков было значительным, может оказаться, что количества голосов, полученных в итоге кардиналом Бергольо, было недостаточно для того, чтобы быть избранным.

Действительно, согласно Кодексу канонического права, «отлучённому запрещается […] исполнять какие бы то ни было церковные должности, служения и обязанности, а также осуществлять акты управления» (кан. 1331 §1, 3°). Однако в кан. 171 говорится, что «Недееспособными к голосованию являются лица, […] связанные наказанием отлучения – будь то по судебному приговору либо по декрету, налагающему или провозглашающему наказание. […] Если кто-либо из вышеперечисленных лиц был допущен к голосованию, то его голос несостоятелен, но сами выборы действительны, если только не будет установлено, что за вычетом этого голоса избранный не получил бы требуемого числа голосов». Если «автоматическое» (latae sententiae) отлучение не было формально объявлено, оно не делает голос отлученного несостоятельным, и таким образом, не может оказать влияния на исход голосования. Как поясняет канонист Эдвард Питерс, «автоматическое» отлучение влияет лишь на дозволенность церковных действий, а не на их действительность. Таким образом, тот факт, что избрание Бергольо состоялось с участием отлученных кардиналов и благодаря их активной поддержке, безусловно, бросает тень на избранного, но не может служить основанием для того, чтобы подвергать сомнению итоги конклава.

3. «Он не Франциск»: Антонио Соччи о процедурных нарушениях на конклаве

Антонио Соччи. "Он не Франциск"Гораздо более весомыми являются аргументы, изложенные известным итальянским ватиканистом Антонио Соччи в его книге “Non è Francesco” («Он не Франциск»), опубликованной в октябре прошлого года, а также в его последующих статьях, размещенных в его блоге. Соччи, в частности, указывает на серьезные нарушения процедуры конклава, допущенные в день избрания Бергольо. Разумеется, у нас нет точной информации о том, что происходило за стенами Сикстинской капеллы, однако некоторые детали стали широко известны благодаря книге «Франциск. Жизнь и революция» аргентинской журналистки Элисабетты Пике. С кардиналом Бергольо ее связывает многолетняя дружба, поэтому сообщенные ей подробности были сочтены заслуживающими доверия, поскольку их наиболее вероятным источником является сам Франциск – единственный из участников конклава, который не связан обязательством хранить тайну происходивших там событий. Это было подтверждено и в заметке, опубликованной в ватиканской газете “L’Osservatore Romano”, в которой говорилось, что сведения, содержащиеся в книге Пике «истинны и получены непосредственно от Бергольо, из первых рук». Откровения Элисабетты Пике воспроизводило впоследствии и «Радио Ватикана», а также крайне лояльный к Бергольо ватиканист Андреа Торниелли. То, что за два с лишним года, прошедших после публикации книги аргентинской журналистки, получившей высокую оценку Ватикана, не последовало никаких опровержений приведенных в ней фактов, говорит о том, что они, по меньшей мере, должны рассматриваться со всей серьезностью.

Согласно информации, которую сообщает Пике в своей книге, избранию Хорхе-Марио Бергольо, которое произошло на второй день конклава, предшествовало голосование, признанное недействительным, поскольку при подсчете голосов оказалось, что число бюллетеней превышает число присутствующих кардиналов-выборщиков. Пике пишет:

«После голосования, прежде чем приступить к чтению листочков, кардинал – счетчик голосов, который первым делом перемешивает листочки, брошенные в урну, обнаружил, что там находится один лишний — их было 116, а не 115, как должно было быть. Вероятно, один кардинал по ошибке положил в урну два листочка: один с именем своего избранника, а другой чистый, который остался прилипшим к первому. Такое случается. Делать нечего, это голосование было сразу же аннулировано, листочки были сожжены позже и даже не были просмотрены, и началось шестое голосование».

а) Нарушение 1-е: бюллетени не были сожжены после голосования

Итак, обнаружив, что количество поданных бюллетеней не соответствует числу присутствующих кардиналов-выборщиков, руководство конклава приняло решение провести повторное голосование, опираясь на п. 68 конституции “Universi Dominici gregis”, который гласит:

68. После того как все кардиналы-выборщики положат свои бюллетени в урну, первый счетчик голосов должен несколько раз встряхнуть ее, чтобы бюллетени перемешались; после этого последний счетчик голосов сразу же должен пересчитать их, на виду у всех по одному доставая бюллетени из урны и складывая их в приготовленный для этого пустой сосуд. Если количество бюллетеней не соответствует количеству выборщиков, их все следует сжечь, и снова, то есть повторно, приступить к голосованию. Если же количество бюллетеней соответствует количеству выборщиков, производится оглашение результатов голосования, которое совершается следующим образом.

Однако, как следует из того, что сообщает (вероятно, со слов Бергольо) Элисабетта Пике, «листочки были сожжены позже» – по всей видимости, вместе с бюллетенями повторного голосования, на котором был избран Франциск. Это подтверждается и тем, что люди на площади не наблюдали появления дыма два раза подряд, сначала черного, а потом белого. Хотя в этот день было проведено пять голосований, дым из трубы над Сикстинской капеллой шел всего четыре раза.

Читайте также:   Соврамши. Франциска поймали на "словесной неточности"
Белый дым над Сикстинской капеллой
В белом дыме, повалившем из трубы над Сикстинской капеллой вечером 13 марта, были и остатки бюллетеней от предыдущего голосования

Из этого можно сделать вывод о первом нарушении, совершенном кардиналами – конклав пренебрег четким и недвусмысленным указанием Иоанна Павла II, что все бюллетени непременно должны сжигаться после каждого голосования, вне зависимости от того, являлось оно успешным или было аннулировано. Это предписание было введено в правила проведения конклава, чтобы исключить возможность подмешивания бюллетеней от предыдущего голосования к новым бюллетеням и тем самым предотвратить опасность подтасовки результатов.

б) Нарушение 2-е: голосование было отменено безосновательно

Впрочем, есть и более серьезная проблема, на которую указывает Соччи в своей книге “Non è Francesco”. Он говорит о том, что четвертое голосование 13 марта, при котором был обнаружен избыточный бюллетень, вообще не должно было быть аннулировано, и кардиналы должны были следовать не п. 68, а п. 69 конституции “Universi Dominici gregis”, в котором говорится:

«Если при подсчете голосов счетчики голосов обнаружат два бюллетеня, сложенные таким образом, что будет ясно, что они поданы лишь одним [выборщиком], в этом случае, если оба бюллетеня будут поданы за одного и того же кандидата, следует считать их за один голос; если же на них будут написаны два разных имени, ни один из этих голосов не будет действительным; однако в обоих случаях само голосование не отменяется».

Действительно, Пике сообщает, что «один кардинал по ошибке положил в урну два листочка: один с именем своего избранника, а другой чистый, который остался прилипшим к первому», то есть описывает ситуацию, полностью совпадающую с тем, что предусмотрено п. 69 конституции. Поскольку один из бюллетеней при этом вовсе остался чистым, не должно было возникнуть сомнений в том, за кого намеревался проголосовать кардинал, ошибочно опустивший в урну два бюллетеня. Поэтому следовало засчитать этот голос и признать голосование состоявшимся. Однако по какой-то причине руководство конклава решило применить не 69-й, а 68-й пункт конституции и аннулировать голосование.

На первый взгляд может показаться, что эти два пункта конституции избыточны или даже противоречат друг другу, однако на самом деле у нормы, касающейся сложенных вместе бюллетеней есть важная функция. Действительно, если бы один из участников конклава, предполагая, что голосование может привести к нежелательному для него результату, решил воспрепятствовать избранию неугодного ему кандидата, он мог бы до бесконечности подавать при голосовании два сложенных вместе бюллетеня, срывая таким образом одно голосование за другим. П. 69 конституции как раз исключает возможность такого «зацикливания», позволяя конклаву продолжать работу, если очевидно, по какой причине возникло несоответствие числа бюллетеней и выборщиков.

в) Нарушение 3-е: 13-го марта было проведено больше голосований, чем это разрешено правилами

Если всё же допустить, что применение п. 68 конституции было оправдано, возникает новая проблема. Дело в том, что повторное голосование – а именно, то, на котором был избран Франциск – стало пятым по счету в этот день. А п. 63 конституции ясно определяет, что каждый день может совершаться лишь четыре голосования – два утром и два вечером. Таким образом, пятое голосование в тот же день не предусмотрено правилами конклава, поэтому его результаты следует считать ничтожными.

Отвечая на этот аргумент Антонио Соччи, канонист Джанкарло Черрелли возразил, что аннулированное голосование не должно входить в общий счет голосований, проведенных в этот день. Кроме того, по его словам, конституция предписывает приступить к повторному голосования «сразу же» (ит. “subito”) после голосования, признанного недействительным (отметим в скобках – и после сожжения бюллетеней, которое, тем не менее, не было произведено). Это замечание вызвало недоумение у Антонио Соччи и консультировавших его канонистов, поскольку оно свидетельствует о том, что Черрелли ведет дискуссию, опираясь на итальянский перевод конституции, в котором действительно присутствует слово “subito”. Тогда как в латинском оригинале о необходимости повторения голосования «сразу же» ничего не говорится (“et iterum, id est altera vice, ad suffragia ferenda procedatur”). Соччи также отмечает, что нигде в конституции не содержится указания на то, что голосование, признанное недействительным, не следует включать в общий счет голосований.

«Текст говорит: “должны совершаться два голосования как утром, так и вечером”. Только четыре. Стоп. Однако Черрелли считает что голосование, при котором не производился подсчет голосов, не должно считаться голосованием. Но где это написано? Если бы Иоанн Павел II был согласен с таким отступлением от правила, он бы добавил: “два голосования как утром, так и вечером, за исключением случаев, когда голосование было отменено”. Но он этого не написал», – говорит Соччи.

Кроме того, он отмечает, что при толковании нормы, предлагаемом Черрелли, открывается возможность злоупотреблений, как и в случае с аннулированием голосования при подаче сдвоенных бюллетеней одним и тем же выборщиком:

«Если бы мы должны были автоматически применять эту логику к последнему аннулированному голосованию в день, и при этом нашелся бы кардинал, который сознательно хотел бы избежать подсчета голосов, каждый раз подавая лишний бюллетень, то бедные выборщики (пожилые и измотанные), могли бы в этот вечер продолжать голосовать до бесконечности, пока они без сил не упадут на землю, так и не добравшись до подсчета голосов».

Бюллетень для голосования на конклаве
Бюллетень для голосования на конклаве

Таким образом, выходит, что судьба всего конклава (а вместе с ним – и всей Католической Церкви) может оказаться в руках одного-единственного недобросовестного кардинала, который будет бесконечное число раз подавать при голосовании лишний бюллетень. В этом случае конклав будет вынужден вновь и вновь повторять голосование, чтобы выполнить предписание конституции о четырех голосованиях в день; кардиналы даже не смогут пойти спать, прежде чем выполнят эту норму (а внести какие-либо изменения в эти нормы конклав не вправе, поскольку в этом случае будет повод считать избрание нового Папы недействительным).

Читайте также:   Франциск готовит для традиционной литургии новое гетто

Поэтому более убедительной и соответствующей тексту конституции представляется точка зрения, что любое голосование, вне зависимости от того, было оно признано состоявшимся или нет, должно входить в общий счет голосований, предусмотренных для одного дня. А следовательно, голосование, в результате которого состоялось избрание Бергольо, следует признать незаконным, а его результаты – не имеющими юридической силы.

Одно из возражений, которые можно было бы привести против сделанных выше выводов, заключается в том, что все они основаны на неподтвержденной информации, содержащейся в книге Элисабетты Пике. Однако, предполагая недостоверность этой информации, мы должны допустить либо то, что Бергольо намеренно предоставил своей давней знакомой сведения, не соответствующие действительности (каковое предположение следует с негодованием отвергнуть, поскольку Папа, а тем более такой, как Франциск, безусловно, не может лгать), либо что Пике с какой-то целью выдумала всю историю о повторном голосовании с начала до конца, ради забавного анекдота поставив под удар всю свою журналистскую репутацию. Оба эти предположения кажутся совершенно невероятными, но, тем не менее, сбрасывать их со счетов нельзя. В то же время, следует отметить, что в СМИ сообщалось о том, что некоторые кардиналы, принимавшие участие в конклаве, подтвердили версию, изложенную Пике.

г) Нарушение 4-е: конклав был начат раньше положенного времени

Уже после издания своей книги, Антонио Соччи опубликовал статью, в которой указывает еще на одно нарушение, связанное со временем проведения конклава. Согласно п. 37 текста Апостольской конституции “Universi Dominici gregis”, утвержденного Папой Иоанном Павлом II, конклав может начаться не ранее, чем по прошествии полных 15 дней с момента начала периода Sede vacante. Однако Бенедикт XVI 22 февраля 2013 года, т.е. менее чем за неделю до вступления в силу его отречения, издал motu proprio “Normas nonnullas”, которым, в частности, предоставил Коллегии кардиналов полномочия перенести начало конклава на более ранний срок, «если известно, что присутствуют все кардиналы-выборщики». На момент начала периода Sede vacante (20.00 28 февраля 2013 года) в Католической Церкви было 117 кардиналов, имеющих право голоса на конклаве. Однако двое из них сообщили о том, что не будут принимать участия в конклаве: индонезийский кардинал Юлий Рияди Дармаатмадджа сослался на плохое здоровье, а архиепископ Эдинбурга кардинал Кит Майкл Патрик О’Брайен был вынужден отказаться от приезда в Рим под давлением общественности, поскольку был обвинен в сексуальных домогательствах к молодым священникам.

115 оставшихся выборщиков собрались в Риме к 8 марта, а 9 марта, на VIII Генеральной конгрегации кардиналов декан Коллегии кардинал Анджело Содано предложил назначить дату начала конклава на 12 марта, т.е. на 3 дня ранее предусмотренного конституцией обычного срока, воспользовавшись привилегией, предоставленной Коллегии Бенедиктом XVI. Пресс-служба Святого Престола сообщила, что предложение было принято «подавляющим большинством голосов» (но не единогласно).

Вопрос, однако, заключается в том, имели ли право кардиналы в той ситуации начинать конклав раньше обычного срока (т.е. раньше 20.00 15 марта). Ведь отказ двух кардиналов от участия в конклаве ни в коей мере не лишал их статуса «выборщиков», и теоретически они в любой момент могли изменить свое решение и прибыть в Рим. Конституция дает право кардиналам, приехавшим даже после начала конклава, присоединиться к нему и принять участие в выборах Понтифика (п. 39). Таким образом, решение о переносе начала конклава на более ранний срок было принято, несмотря на отсутствие двух кардиналов-выборщиков, хоть и заявивших о своем неучастии, что противоречит тексту motu proprio Бенедикта XVI. Более того, не только конклав начался ранее положенного срока, но и избрание Бергольо произошло на два дня раньше, чем можно было приступить к процессу выборов Понтифика.

Заключение

Таким образом, существует большая вероятность того, что в ходе конклава 2013 года были допущены многочисленные нарушения процедуры, предусмотренной Апостольской конституцией “Universi Dominici gregis”. А п.76 этой конституции гласит:

«Если избрание будет осуществлено иначе, нежели постановлено этой конституцией, или если не будут соблюдены предписанные здесь условия, избрание в силу самого этого факта является ничтожным и недействительным без всякого [дополнительного] объявления, и потому не предоставляет избранному никаких прав».

Чтобы развеять сомнения относительно действительности избрания Франциска, Антонио Соччи уже давно призывает его отменить правило секретности в отношении событий, происходивших на конклаве, чтобы его участники могли заверить всех верующих, что в процессе избрания Папы не было допущено никаких нарушений. Казалось бы, такое предложение должно быть по душе Франциску, который неоднократно заявлял о стремлении к большей прозрачности в жизни Церкви на всех ее уровнях. Едва ли где-то эта прозрачность могла бы быть более уместна, чем в таком основополагающем для жизни Католической Церкви вопросе как выборы ее предстоятеля и Викария Христа на земле. Однако до сих пор этот призыв остается неуслышанным, а на вопросы, поднятые Соччи, так и не дано вразумительных ответов. Между тем, в отсутствие легитимных путей прояснить эту ситуацию, растущие сомнения в действительности избрания правящего Папы могут со временем привести к непредсказуемым последствиям в церковной жизни, вкупе с еще более таинственной историей внезапного «отречения» Бенедикта XVI.

Что стоит за отречением Бенедикта XVI?

Одна из оппонентов Антонио Соччи, преподаватель канонического права в университете «Alma Mater Studiorum» в Болонье Джеральдина Бонни, в качестве аргумента в пользу действительности избрания Франциска приводила то, что «канонистика постоянно и единогласно учила, что мирное «universalis ecclesiae adhaesio» («приверженность всей Церкви») является безошибочным знаком действительного избрания и законного папства; а приверженность народа Божьего Папе Франциску никоим образом не может быть подвергнута сомнению».

Однако другой итальянский канонист, Гвидо Ферро Канале, подверг сомнению как верность этого тезиса, так и его однозначную поддержку в канонической науке, а также и сам факт «приверженности народа Божьего» Франциску. «Конечно, до тех пор, пока не появилась книга Соччи, никто не испытывал каких-то четких сомнений относительно действительности избрания», — пишет Канале. — «Однако если работает принцип «Я знаю моих овец, и мои овцы знают меня», то недостатка в смущенной пастве не было с самого первого появления Бергольо на балконе; более того, мы видим, что число таких смущенных людей увеличивается, а беспокойство нарастает. Это не принимается в расчет? Если использовать логику всеобщей приверженности, думаю, принимать это в расчет необходимо». Можно с уверенностью сказать, что после завершения предстоящего Синода в Риме, эта «приверженность» еще более ослабеет, а сомнения увеличатся.

Распространенность среди простых верующих католиков мнения о том, что Бергольо не является действительным Папой, подтвердил недавно не кто иной, как сам Франциск в ходе пресс-конференции на борту самолета, на котором он направлялся из Гаваны в Вашингтон. Ссылаясь на своего друга-кардинала, он рассказал о том, что одна пожилая женщина, «добрая католичка, хоть и немного строгая», сообщила о своей уверенности в том, что Франциск является антипапой. Правда, он тут же представил эту историю как анекдот, сказав, что единственным основанием, на котором основывалась такая убежденность этой женщины, было то, что он не носит красных ботинок.

Но как мы видели, существуют куда более серьезные основания полагать, что аргентинский кардинал Хорхе Марио Бергольо не является Римским Папой и Верховным Понтификом Вселенской Церкви.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.