Гибридная война Франциска. Часть первая: предсинодальные манёвры

Хотя первая из двух ассамблей Синода епископов, посвященных вопросам семьи и брака, состоялась лишь в октябре 2014 года, темы, которые вызвали наибольшие разногласия среди отцов Синода, были подняты Франциском практически в первые месяцы после его избрания.

Гибридная война Франциска, часть 1

28 июля 2013 года папа Франциск во время пресс-конференции на борту самолета, возвращавшегося из Бразилии в Рим, дал два сигнала, которые можно считать точкой отсчета для начала дискуссий на высшем уровне на тему реформирования католической сексуальной этики и учения о браке. Первым сигналом был его знаменитый ответ на вопрос об отношении к гомосексуалистам: «Если человек гей, и он ищет Господа, и имеет добрую волю, то кто я такой, чтобы судить его?» Вторым сигналом стал ответ Франциска на вопрос о возможности для разведенных и вступивших в повторный (светский) брак католиков приступать к Святому Причастию. Франциск тогда недвусмысленно указал на практику, существующую в православных церквях, которые, руководствуясь соображениями «икономии», дают разведенным «вторую возможность», и призвал «изучать эту проблему» в рамках пастырского попечения о браке.

8 октября 2013 года Франциск объявил о созыве в октябре 2014 года чрезвычайной генеральной ассамблеи Синода епископов, тема которой была определена как «Пастырские вызовы, связанные с семьей, в контексте евангелизации». До этого чрезвычайные ассамблеи созывались лишь дважды – в 1969 году (для обсуждения значения Конференций епископов и епископской коллегиальности) и в 1985 году (для обсуждения вопросов, касающихся применения постановлений II Ватиканского собора). На это раз тема семьи и брака должна была объединить две синодальные ассамблеи (одну чрезвычайную и одну очередную) с перерывом между ними в один год, причем принятие каких-либо практических решений было отложено до окончания последней из них, которая состоится в октябре 2015 года.

Вскоре после объявления даты чрезвычайной ассамблеи, епископским конференциям всего мира были разосланы опросники, которые предлагалось «немедленно и как можно шире» распространить по деканатам и приходам. Документ включал 39 вопросов по 9 темам, в числе которых были такие как контрацепция, однополые браки, внебрачное сожительство, упрощение процедуры признания недействительности брака, проблема разведенных второбрачных католиков и их участия в таинствах и другие. Конференции епископов Германии, Австрии и Швейцарии приняли решение опубликовать результаты этих опросов, хотя это и не было предусмотрено Римом. Поскольку ситуация с отношением к церковному учению о браке и сексуальной этике в этих странах довольно специфическая, представшая картина, разумеется, создавала впечатление, что подавляющее большинство католиков выступают за срочные перемены в этой области. Только что назначенный генеральный секретарь Синода епископов архиепископ Лоренцо Бальдиссери мягко пожурил инициативных епископов немецкоговорящих территорий, но на этом дело и закончилось.

Характерно, что некоторыми епископами рассылка опросников была расценена не только как знак теоретической открытости Церкви к переменам, но и как сигнал к практическим действиям. Так, председатель Конференции епископов Германии и архиепископ Фрайбурга Роберт Цоллич (в сентябре 2013 года ушедший в отставку в связи с достижением 75-летнего возраста, но еще продолжавший исполнять обязанности администратора этого архидиоцеза) посредством документа, изданного одним из его пастырских ведомств, поощрял разведенных и вступивших в повторный брак католиков приступать к причастию, руководствуясь «решением совести».

На это самоуправство отреагировал префект Конгрегации вероучения кардинал Герхард Мюллер, который 23 октября 2013 года опубликовал в L’Osservatore Romano статью, подтверждающую и разъясняющую запрет на причащение разведенных католиков, вступивших в повторный брак. Он также написал письмо самому Цолличу, в котором напоминал ему, что «никакие пастырские распоряжения и указания не могут противоречить учению Церкви» и призывал его отозвать упомянутый документ. Тем не менее, его призыв остался неуслышанным, зато сразу два члена «политбюро папы Бергольо» – Совета кардиналов, коротко именуемого «С9» — обрушились на главу бывшей Священной Канцелярии с критикой, обвиняя его в «предвзятости» и попытке повлиять на широкое обсуждение животрепещущих проблем церковной жизни. Этими кардиналами стали преемник Йозефа Ратцингера на мюнхенской кафедре Райнхард Маркс и один из влиятельнейших латиноамериканских иерархов гондурасец Оскар Родригес Марадьяга. Сам Франциск не сказал ни слова в защиту префекта Конгрегации вероучения, отстаивавшего традиционную доктрину Церкви и пытавшегося устранить вопиющее нарушение церковной дисциплины.

Приближавшиеся рождественские праздники принесли короткое перемирие, однако основные битвы ждали впереди. Еще 31 октября о. Федерико Ломбарди подтвердил ходившие к тому времени слухи, что в феврале будущего года Франциск назначит своих первых кардиналов, а перед этим созовет всю Коллегию кардиналов на чрезвычайную консисторию, как это обычно делали и его предшественники. Эта консистория была назначена на 20-21 февраля 2014 года и должна была стать этапом подготовки к предстоящему Синоду епископов, будучи посвящена размышлениям о семье. Именно на 20 февраля и было намечено начало активной фазы наступления.

План Каспера

Наступать было решено «свиньёй». На острие атаки выдвинулся, или, точнее, был выдвинут кардинал Вальтер Каспер (ибо что бы сегодня ни говорили, именно Франциск назначил его паровозом, и трудно всерьез предполагать, что если не содержание, то хотя бы вектор программного выступления Каспера на февральской консистории 2014 года не был согласован с папой Бергольо) – бывший главный ватиканский экуменист, особо отмеченный Франциском уже в ходе его самой первой молитвы Angelus на площади св. Петра 17 марта 2013 года, когда он сказал: «В последние дни я читал книгу о милосердии одного кардинала – кардинала Каспера, отличного теолога, хорошего теолога. Эта книга мне очень понравилась… только не подумайте, что я рекламирую книги моих кардиналов! Это не так! Но она мне очень понравилась, очень понравилась…»

С тыла пожилого бойца экуменического фронта подпирали воины второй шеренги: генеральный секретарь Синода епископов кардинал Лоренцо Бальдиссери, бесконечно признательный Франциску за его поношенную кардинальскую шапочку, которую тот надел на его макушку по окончании конклава; специальный секретарь Синода архиепископ Бруно Форте, который впоследствии станет основным автором скандального промежуточного синодального текста («Relatio post disceptationem»); председатель Конференции епископов Германии (с 12 марта 2014) кардинал Райнхард Маркс, являющийся одним из девяти членов Совета кардиналов. Далее готовы были стройными рядами встать многочисленные представители епископатов Германии, Австрии, Швейцарии, Франции, Латинской Америки и дружные отряды либеральных богословов.

Кардинал Лоренцо Бальдиссери, генеральный секретарь Синода епископов
Кардинал Лоренцо Бальдиссери, генеральный секретарь Синода епископов

Замена руководства на представляющих интерес территориях нужными людьми, готовыми выполнить волю командования – важная составляющая стратегии гибридной войны. Можно ли считать случайным, что именно накануне эпопеи с «семейными синодами», 21 сентября 2013 года, Франциск смещает с должности генерального секретаря Синода епископов архиепископа Николу Этеровича, занимавшего этот пост на протяжении 9 лет (он был назначен апостольским нунцием в Германии) и ставит на нее преданного ему Лоренцо Бальдиссери, который в итоге становится одним из наиболее ревностных поборников идеи реформирования церковного учения о браке? При этом Этерович – в отличие от троих своих предшественников на посту генерального секретаря Синода епископов (Владислава Рубина, Йозефа Томко и Яна Питера Шотте), которые стали кардиналами, либо занимая эту должность, либо сразу после того как ее покинули – остался без заметных перспектив в ближайшем будущем получить кардинальскую шапку. В то же время, его преемник Бальдиссери, которого сразу же после избрания Франциска многие рассматривали как «полукардинала», был возведен в кардинальское достоинство на первой же консистории, проведенной Франциском.

Далее, может ли быть простым совпадением, что специальным секретарем III-й экстраординарной ассамблеи Синода епископов был назначен итальянский архиепископ Бруно Форте, о котором прекрасно известно, что он является ведущим пропагандистом богословского и пастырского подхода, вдохновителем которого являлся кардинал-иезуит Карло Мария Мартини, а главными противниками – Иоанн Павел II и Бенедикт XVI; подхода, который явным образом декларирует открытость изменениям учения Церкви в сфере сексуальности?

Читайте также:   Бразильские верующие приложились к статуе Франциска во время пасхальной Мессы

И, наконец, случайно ли то, что произнести вводную речь перед кардиналами на чрезвычайной консистории, посвященной вопросам семьи, Франциск поручил кардиналу Вальтеру Касперу, человеку, который в 90-х годах уже выступал с идеей о снятии запрета на причащение для разведенных второбрачных, но был в то время приструнен Иоанном Павлом II и кардиналом Йозефом Ратцингером?

Утром 20 февраля кардинал Вальтер Каспер произнес свою двухчасовую речь, получившую впоследствии известность как «план Каспера».

Кардинал Вальтер Каспер
Кардинал Вальтер Каспер

Обрисовав трудные ситуации, в которых оказываются католические семьи в современном мире, Каспер выразил мнение, что невозможно предложить какое-то единообразное общее решение существующих проблем. Каждый случай должен рассматриваться индивидуально, при этом должны учитываться обстоятельства, в которых находится та или иная семья. Далее он предложил ограничиться рассмотрением «двух ситуаций», «поставив лишь вопросы и указав возможные направления для решения вопросов, которые могут возникнуть». Дать конкретные ответы, по его мнению, может лишь Синод в согласии с папой.

Тем не менее, «направления», указанные Каспером, многими были расценены именно как пункты плана, реализация которого является конечной целью прогрессистов. Практическую часть «плана Каспера» можно свести к двум тезисам:

1) Возможность изъятия канонических процессов о признании недействительности брака из судебной сферы, придание им административного характера. «Согласно каноническому праву, давать оценку (ситуации, в которой находятся супруги) – это задача церковных судов. Однако поскольку они не являются установлениями Божественного права, но развивались исторически, иногда может возникать вопрос, должен ли судебный путь быть единственным путем решения проблемы, и возможны ли другие процедуры, носящие более пастырский и духовный характер? В качестве альтернативы можно было бы подумать о том, чтобы епископ мог поручить эту задачу священнику, имеющему духовный и пастырский опыт, например, пенитенциарию или епископскому викарию».

2) Возможность допуска к Причастию разведенных второбрачных «в определенных обстоятельствах», при условии искреннего покаяния и намерения жить в согласии с Евангелием. Каспер обосновывает такое предложение существованием подобной практики в некоторых раннехристианских поместных церквях, и тем, что о ней упоминали как о возможной и приемлемой некоторые Отцы Церкви и церковные писатели, такие как Ориген, Василий Великий, Григорий Назианзин и даже (в одном месте) Августин, который обычно был весьма строг в этом вопросе.

Каспер упоминает об известном документе Конгрегации вероучения, опубликованном в 1994 году и подтверждающем запрет разведенным второбрачным приступать к Причастию. В этом документе, изданном ведомством, которое возглавлял тогда кардинал Йозеф Ратцингер, говорилось, что хотя католики, вступившие во второй брак, не могут принимать таинственное причастие, они всё же могут принимать причастие духовное. Эту мысль подтвердил Бенедикт XVI и в 2012 году во время Международной встречи семей в Милане.

Однако кардинал Каспер усматривает здесь противоречие:

«В самом деле, тот, кто принимает духовное причастие, становится единым целым с Иисусом Христом; каким же образом тогда он может находиться в противоречии с заповедью Христа? Почему он, в таком случае, не может принимать и таинственное причастие? Если мы отстраняем от таинств разведенных христиан, вступивших в повторный брак, которые должным образом расположены, чтобы приступать к ним, и отправляем их на внетаинственный путь спасения, не подвергаем ли мы сомнению основополагающую сакраментальную структуру Церкви? Для чего же нужна Церковь и ее таинства? Не платим ли мы слишком высокую цену, давая такой ответ? Некоторые полагают, что неучастие в причастии является знаком сакральности таинства. В ответ можно поставить такой вопрос: не является ли инструментализацией человека, который страдает и просит о помощи, если мы превращаем его в знак и назидание для других? Оставляем его, лишенного таинств, умирать от голода, чтобы жили другие?»

Итак, 20 февраля 2014 года было фактически на официальном уровне объявлено о том, что допуск к причастию католиков, живущих вне церковного брака, может рассматриваться как нечто, не противоречащее учению Церкви. Покаяние, о котором кардинал Каспер говорил как об условии для допуска разведенных второбрачных к причастию, как можно было понять, не предусматривало изменения жизни в смысле воздержания от супружеских отношений вне признанного Церковью брака.

Консистория проходила за закрытыми дверями, однако с согласия Франциска и самого Каспера, текст его доклада был вскоре опубликован на сайте газеты Il Foglio, а затем был включен в состав его книги «Евангелие семьи», вышедшей в издательстве “Queriniana”. Публикация доклада получила широчайшую информационную поддержку. Примечательно, что тексты докладов остальных кардиналов, выступавших на консистории, обнародованы не были. Между тем, как сообщает Марко Тосатти, во время дебатов многие кардиналы выразили свое несогласие с предложениями Каспера. В частности он называет имена Анджело Баньяско, Вальтера Брандмюллера, Карло Каффарры, Герхарда Мюллера, Мауро Пьяченцы, Джованни Баттисты Ре, Камилло Руини, Анджело Сколы. По утверждению кардинала Руини, около 85% кардиналов выступили против инициативы Каспера.

Уже на следующий день после исторической речи Каспера папа Франциск дал, по сути дела, восторженную оценку содержанию его плана, сказав: «Вчера, перед тем как пойти спать – хотя и не для того, чтобы заснуть – я прочитал, или перечитал, труд кардинала Каспера. Я хотел бы поблагодарить его, потому что я нашел там глубокое богословие, а также ясный образ мысли в богословии. Приятно читать ясное богословие. Я нашел также то, о чем говорил нам святой Игнатий, этот sensus Ecclesiae, любовь к Матери Церкви… Мне это понравилось, и у меня возникла идея – простите меня, Ваше Высокопреосвященство, если это смутит Вас – идея, что это называется “заниматься богословием на коленях”. Спасибо. Спасибо».

О. Федерико Ломбарди сообщил прессе, что Франциск призвал кардиналов заниматься вопросами семьи «без казуистики», и что речь кардинала Каспера находится «в большой гармонии со словами папы».

Сам Каспер впоследствии также не раз подтверждал, что действует в полном согласии с Франциском и с его одобрения. В период перед началом работы Синода кардинал вел весьма активную кампанию в СМИ в поддержку своей позиции, раздавая многочисленные пространные интервью. Так, непосредственно перед открытием Синода, 26 октября 2014 года, в интервью итальянской газете Il Mattino Каспер говорил о своем сотрудничестве с Бергольо: «Я во всем согласен с ним. Он был согласен. Что может делать кардинал, кроме как быть вместе с папой?» Далее в том же интервью он сказал: «Я согласен с папой; я говорил с ним дважды. Он выглядел довольным».

По словам Сандро Маджистера, «уже известно, что папа думает относительно причащения разведенных второбрачных. Будучи архиепископом Буэнос-Айреса, он разрешал «пастырям трущоб» – священникам, которых он отправлял на периферию – давать Причастие всем, даже несмотря на то, что четыре из каждых пяти пар даже не были женаты. И даже будучи уже папой, он, не смущаясь, поощрял некоторых верующих, вступивших в повторный брак, без всякого беспокойства принимать Причастие прямо сейчас, даже без всяких “покаянных путей под руководством диоцезного епископа”, предлагавшихся некоторыми участниками Синода» впоследствии.

Читайте также:   Франциск искажает смысл Фатимского послания

Так, в апреле 2014 года Франциск разговаривал по телефону с женщиной из Буэнос-Айреса, состоящей в светском браке с разведенным мужчиной, и посоветовал ей «идти в другой приход, чтобы принять Причастие, если свой настоятель его не дает». По словам мужа Жаклин Сабетты Лисбона, которой позвонил Франциск, папа будто бы сказал ей: «Если вы будете принимать Причастие, вы не сделаете ничего плохого». Несмотря на то, что эта информация получила широкое распространение в СМИ, она так и не была опровергнута Ватиканом, как и другие подобные сообщения, о которых говорит Маджистер. Пресс-секретарь Святого Престола о. Федерико Ломбарди ограничился лишь заявлением, что звонки, которые делает Франциск, являются частью «личных отношений», а последующее распространение их содержания в СМИ становится источником «недоразумений и смущения». Консультант ватиканской пресс-службы о. Томас Россика сказал также: «Это между папой и этой женщиной». По его мнению, комментарии, которые делает Франциск в приватных разговорах, нельзя рассматривать как изменение учения Церкви. «Учительство Церкви не определяется личными телефонными звонками», — добавил о. Россика. Разумеется, это действительно так, однако ремарки сотрудников ватиканской пресс-службы, по сути дела, подтверждают, что в своих пастырских советах папа Франциск говорит то, что пока не решается провозгласить на уровне церковного Учительства, и что прямо противоречит существующей дисциплине. Едва ли такое раздвоение может устраивать Франциска, поэтому неудивительно, что он будет прилагать усилия к тому, чтобы сделать свою личную убежденность в дозволенности причащения разведенных второбрачных нормой для всей Церкви. «Тварь ли я дрожащая или право имею?» — наверняка такой вопрос не раз приходил в голову аргентинскому понтифику, когда ему приходилось тайком давать подобные советы, сознавая, что это может стать известным широкой публике и стать предметом обсуждения и критики. Если будучи епископом отдаленной епархии, он мало что мог сделать для изменения ситуации, то получив в свое распоряжение рычаги неограниченной власти, он наверняка сделает всё от него зависящее, чтобы избавиться от многолетней шизофрении, с которой вынужден был мириться. Однако делать это собственными руками и в открытую — значит, навлечь на себя шквал обвинений в авторитарности, а может быть даже и в ереси. Нет, инициатива должна была исходить со стороны, и кардинал Каспер, вынашивавший схожие мысли уже несколько десятилетий, оказался здесь как нельзя кстати.

Реакция на «план Каспера»

Тем не менее, даже такой очевидной поддержки идей Каспера со стороны Франциска оказалось недостаточно, чтобы избежать критики этих идей, причем критики весьма жесткой. Против предложений Каспера выступил ряд известных иерархов и богословов, среди которых были такие фигуры как префект Конгрегации вероучения кардинал Герхард Людвиг Мюллер, а также кардиналы Карло Каффарра, Веласио Де Паолис, Вальтер Брандмюллер.

Одним из первых негативную оценку «плана Каспера» дал кардинал Рэймонд Бёрк, бывший тогда префектом суда Апостольской Сигнатуры. 20 марта 2014 года в интервью американской католической медиакомпании EWTN он заявил: «По моему мнению как канониста, я не думаю, что это возможно, чтобы Церковь изменила свой подход [к вопросу о разводе и повторном браке]». «Мы говорим о словах, сказанных Самим Христом в Евангелии, в котором он учит о нерасторжимости брака».

К этим пяти кардиналам впоследствии присоединились еще пятеро, которые также публично высказались в пользу традиционного учения о браке – испанец Фернандо Себастьян Агилар, архиепископ Торонто Томас Коллинз, префект недавно созданного Секретариата по делам экономики Джордж Пелл, префект Конгрегации по делам епископов Марк Уэлле и архиепископ Милана Анджело Скола. Последний опубликовал пространную статью в журнале “Communio”, в которой предложил четыре возможных решения проблемы с причастием для разведенных второбрачных:

-духовное Причастие, или Причастие «желания»;
-возможность приступать к таинству покаяния, но без получения отпущения;
-сексуальное воздержание в гражданском браке;
-возможность признания состоятельности или несостоятельности брака не только епархиальным судом или Римской Ротой, но также посредством упрощенной внесудебной канонической процедуры под надзором местного епископа.

Это четвертое предложение Сколы, детальное описание которого он включил в свою статью, в отличие от первых трех, являлось новаторским и, как мы увидим впоследствии, возможно, было взято на вооружение командой Франциска.

В июле 2014 года на итальянском и английском языках в виде отдельной книжки под названием «Надежда семьи» вышло пространное интервью, которое кардинал Герхард Мюллер дал директору испанского проекта «Библиотека христианских авторов» (BAC) Карлосу Гранадосу. В этом интервью Мюллер, в частности, выступал против использования концепта «милосердия» в качестве знамени, под которым сторонники радикальных реформ пытаются модифицировать церковную дисциплину в отношении разведенных второбрачных.

"Книга пяти кардиналов"
«Книга пяти кардиналов»

Незадолго до начала Синода увидела свет книга «Пребывая в истине Христовой: Брак и Причастие в Католической Церкви» (“Remaining in the truth of Christ: Marriage and Communion in the Catholic Church”), получившая известность как «Книга пяти кардиналов». В ней были собраны ранее опубликованные статьи кардиналов Мюллера, Бёрка, Де Паолиса, Кафарры и Брандмюллера. Книга стала своего рода ответом на «Евангелие семьи» Каспера и получила широкую известность, став бестселлером. Уже в начале 2015 года стало известно, что накануне Синода была предпринята попытка разослать эту книгу его участникам. Однако эта инициатива привела в бешенство генерального секретаря Синода кардинала Лоренцо Бальдиссери, который распорядился… изъять посылки прямо из почтового отделения, дав соответствующее распоряжение сотрудникам ватиканской почты. В результате организаторам Синода удалось перехватить свыше ста экземпляров книги, однако часть отправлений все-таки дошла до адресатов. Неизвестно, что стало с изъятыми книгами, однако, по мнению источников, сообщавших об этой акции перехвата, похищенные экземпляры могли быть уничтожены.

Сам Каспер весьма нервно отреагировал на публикацию книги, в которой подвергался критике его собственный план. В интервью, которое он дал ватиканисту Андреа Торниелли, кардинал заявил, что удивлен выходом этой книги, а также тем, что узнал о ее публикации лишь из сообщений в СМИ. «Журналисты получили текст, а я нет. Я никогда не сталкивался с подобным за всю свою академическую жизнь», – сказал Каспер.

«Во время II Ватиканского собора и в послесоборный период некоторые кардиналы выказывали противодействие Павлу VI, и среди них был и префект бывшей Священной Канцелярии. Но, насколько мне известно, это не были публичные и спланированные выступления, как в этом случае. Это впервые, когда можно наблюдать, как кардиналы из числа ближайших сотрудников папы поступают таким образом, во всяком случае, если мы рассматриваем новейшую историю Церкви», – поделился Каспер своим возмущением. Из аналогии, которую он провел с действиями кардиналов против Павла VI, можно сделать вывод, что и нынешний протест пяти кардиналов против его, Каспера, предложений, он рассматривает как протест против папы, то есть в очередной раз заявляет о тождественности своей позиции с позицией Франциска.

Продолжение следует.

См. также:
Гибридная война Франциска. Анонс
Гибридная война Франциска. Часть вторая: манипуляции на Синоде
Гибридная война Франциска. Часть третья: передислокация
Гибридная война Франциска. Часть четвертая: брак под канонадой

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.