Конгрегация богослужения о положении священника во время Мессы

Ad orientem

Дискуссия о том, каково должно быть положение священника во время служения Мессы, длится уже не одно десятилетие, а в последние дни она привлекла особое внимание благодаря высказываниям префекта Конгрегации богослужения и дисциплины таинств кардинала Робера Сара и последовавшими за ними «разъяснениями» о. Федерико Ломбарди. Последний в своем заявлении сослался на п. 299 Общего наставления к Римскому Миссалу, текст которого выглядит следующим образом:

299. Altare exstruatur a pariete seiunctum, ut facile circumiri et in eo celebratio versus populum peragi possit, quod expedit ubicumque possibile sit. Altare eum autem occupet locum, ut revera centrum sit ad quod totius congregationis fidelium attentio sponte convertatur. De more sit fixum et dedicatum.

В официальном русском переводе:

299. Алтарь следует устанавливать на некотором расстоянии от стены, чтобы можно было без затруднения ходить вокруг него и чтобы можно было священнодействовать на нём лицом к народу, что желательно везде, где это возможно. Алтарь должен располагаться в таком месте, чтобы быть подлинным центром храма, куда само собой будет направлено внимание всего собрания верных. Алтарь обычно должен быть неподвижным и освящённым.

Стоит отметить, что оговорка «ubicumque possibile sit» («везде, где это возможно») появилась лишь в предварительном тексте нового Общего введения, вышедшем в 2000 году и со значительными изменениями (но с сохранением этой оговорки) включенном в третье типовое издание Римского Миссала, увидевшее свет в 2002 году. В соответствующей рубрике (п. 262) Общего наставления к первому (1969) и второму (1975) изданиям Миссала такое уточнение отсутствовало.

В связи с этим в различных кругах появилась надежда или опасение, что это добавление может означать ужесточение существующей дисциплины и фактический запрет на служение Мессы ad orientem (лицом к Востоку) везде, где существует физическая возможность служить ее лицом к народу. Кардинал Кристоф Шёнборн обратился за разъяснениями по этому поводу к Конгрегации богослужения, которая в своем ответе («Responsum») опровергла подобное толкование обновленной рубрики. Перевод этого ответа мы приводим ниже. Мы также рекомендуем ознакомиться с блестящим размышлением об алтаре и направлении литургической молитвы из книги кардинала Йозефа Ратцингера «Дух Литургии», перевод которого опубликован на сайте «Una Voce».

Читайте также:   Префект Конгрегации богослужения: Обращаясь к Господу, священник и верные должны вместе смотреть на восток

responsum

Ответ Конгрегации
от 25 сентября 2000 года

Prot. No. 2036/00/L

Вопрос

Конгрегации богослужения и дисциплины таинств был задан вопрос, является ли формулировка п. 299 Общего наставления Римского Миссала нормой, в соответствии с которой положение священника во время Евхаристической молитвы versus absidem («лицом к апсиде») следует рассматривать как недопустимую.

Конгрегация богослужения и дисциплины таинств, re mature perpensa et habita ratione [тщательно рассмотрев дело и приняв во внимание] литургические прецеденты, отвечает:

Negative et ad mentem [Отрицательно, и с обоснованием].

Mens [обоснование] включает различные элементы, которые должны быть приняты во внимание.

Прежде всего, следует помнить, что слово expedit представляет собой не предписывающую форму, но рекомендацию, которая относится как к возведению алтаря a pariete seiunctum [отдельно от стены], так и к служению versus populum [лицом к народу]. Оговорка ubi possibile sit [где это возможно] относится к различным факторам, таким как, например, топография места, доступное пространство, наличие первоначального алтаря, имеющего художественную ценность, чувства общины, участвующей в богослужении в церкви, о которой идет речь, и т.д. Здесь подчеркивается, что положение лицом к собравшимся представляется более подходящим, поскольку оно облегчает общение (ср. Notitiae 29 [1993], 245-249), что, однако, не исключает другой возможности.

Тем не менее, каким бы ни было положение служащего священника, ясно, что Евхаристическая Жертва приносится Триединому Богу, и что главным священником, Верховным и Предвечным, является Иисус Христос, действующий посредством служения зримо предстоящего священника как Его орудия. Литургическое собрание участвует в богослужении в силу общего священства верных, нуждающегося в служении рукоположенного священника для своей реализации в рамках Евхаристического Синаксиса. Следует различать физическое положение, особенно относящееся к общению между различными членами собрания, и духовную и внутреннюю ориентацию всех собравшихся. Было бы серьезным заблуждением полагать, будто действо жертвоприношения обращено в первую очередь в направлении общины. Если священник и служит versus populum [лицом к народу], что законно и зачастую целесообразно, духовно он всегда должен быть обращен versus Deum per Iesum Christum [к Богу через Иисуса Христа] как представитель всей Церкви. Также и Церковь, которая обретает конкретную форму в собрании, участвующем в богослужении, целиком обращена versus Deum [к Богу], что является первичным духовным движением.

Читайте также:   "Живу Я, говорит Господь, предо Мною преклонится всякое колено..." (Рим 14, 11)

Как представляется, древняя традиция, хотя она и не единодушна, состояла в том, что предстоятель и молящаяся община были обращены versus orientem [на Восток] – в сторону, откуда приходит свет, которым является Христос. Нередко встречаются древние церкви, «ориентированные» таким образом, что священник и народ, совершая всеобщую молитву, обращаются versus orientem.

Можно полагать, что, когда возникали проблемы с местом или какие-либо другие трудности, воображаемый Восток представляла апсида. Сегодня выражение versus orientem зачастую означает versus absidem, а когда говорят о положении versus populum, то имеют в виду не запад, а положение лицом к присутствующей общине.

В древней храмовой архитектуре место предстоящего епископа или священника находилось в центре апсиды. Восседая там, он внимал чтениям, провозглашаемым в направлении общины. Однако это предстоятельское место не приписывается человеческой личности епископа или пресвитера, его интеллектуальным дарованиям или, тем более, его личной святости, но лишь его роли орудия незримого Первосвященника, который есть Господь Иисус.
Когда речь идет о древних или представляющих большую художественную ценность церквях, необходимо, кроме того, принимать во внимание светское законодательство, касающееся изменений или перестроек. Дополнительный алтарь не всегда является подходящим решением.

Не стоит придавать чрезмерного значения элементам, которые подвергались изменениям с течением веков. То, что остается всегда – это событие, празднуемое в литургии: оно проявляется посредством обрядов, знаков, символов и слов, выражающих различные аспекты тайны, которая при этом не исчерпывается, поскольку превосходит их. Застывая в одном положении и возводя его в абсолют, можно отвергнуть какой-либо аспект истины, заслуживающий уважения и принятия.

Ватикан, 25 сентября 2000 года

Кардинал Хорхе Медина Эстевес
Префект

+ Франческо Пио Тамбуррино
Секретарь

«Communicationes» Pontificium Consilium de legum textibus 32, 2000, с. 171-173

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.