Репрессии по-ватикански: Франциск расправляется с неугодными

Кардиналу Мюллеру без объяснения причин приказано уволить троих священников, работавших в Конгрегации вероучения

Репрессии Бергольо

26 декабря известный и хорошо осведомленный ватиканист Марко Тосатти сообщил на своем сайте о полученной им информации, что префекту одной из ватиканских конгрегаций было предписано без объяснения причин уволить троих священников, много лет являвшихся сотрудниками этой конгрегации. Как удалось выяснить корреспонденту сайта OnePeterFive Мэйки Хиксон, речь идет о кардинале Герхарде Мюллере и возглавляемой им Конгрегации вероучения, а уволенные сотрудники – американец словацкого происхождения, француз и мексиканец. Информацию Хиксон получила от друга одного из трех изгнанных священников. Одновременно выяснилось, что одному из троих было позволено остаться на своей должности еще на некоторое время.

Я – папа, и я не должен никому объяснять причины своих решений. Я решил, что они должны убираться, и они должны убраться

Марко Тосатти в своей статье пишет об атмосфере страха и взаимной подозрительности, которая в последнее время воцарилась в курии, и причиной которой является волюнтаризм и самодурство Франциска. Ведомства курии полны шпионов Франциска, которые в любой момент готовы донести шефу на любые проявления недовольства и критику, даже высказанную в узком кругу и в неформальной обстановке. Вместо милосердия, о котором трубит сам Франциск и его подпевалы, в ватиканских структурах господствует страх и мстительность.

Случай, о котором рассказывает Тоссати, действительно, оставляет крайне тягостное впечатление.

«Глава одной дикастерии получил приказ избавиться от трех своих сотрудников (проработавших в Ватикане много лет), без всяких объяснений. Он получил официальное письмо: «По высочайшему поручению прошу Вас уволить…» Приказ был: отправьте этих [священников] в их диоцезы или монашеские общины, к которым они принадлежат. Он был крайне растерян, поскольку речь шла о прекрасных священниках и о людях, которые с профессиональной точки зрения являлись одними из лучших. Он не стал исполнять приказ и несколько раз пытался добиться аудиенции у папы. Ему пришлось долго ждать, поскольку уже назначенные встречи многократно переносились. Наконец, он был принят. Он сказал: «Ваше Святейшество, я получил это письмо, но я ничего не предпринял, поскольку люди, о которых идет речь – лучшие в моей дикастерии… что они сделали? Ответ был: «Я – папа, и я не должен никому объяснять причины своих решений. Я решил, что они должны убираться, и они должны убраться». Он встал и протянул ему руку, давая понять, что аудиенция окончена. До 31 декабря двое из трех покинут дикастерию, в которой они работали много лет, так и не узнав, в чем причина. Третьему, как кажется, было пока разрешено остаться. Но есть еще один момент, который, если это правда (а кажется, что так и есть), можно считать еще более неприятным. Оказывается, один из этих двух священников однажды, может быть, чересчур вольно высказался о некоторых решениях папы. Один человек, хороший друг одного из ближайших сотрудников понтифика, услышал это и донёс. Несчастный затем имел весьма жесткий телефонный разговор с Первым. И потом – увольнение».

«Но разве сплетники не подлежат анафеме в царстве папы Бергольо?», вопрошает Тосатти.

Другим симптомом «самодержавной лихорадки», охватившей Ватикан, Тосатти называет неуклюжую попытку заслать комиссию для инспектирования Мальтийского ордена – субъекта международного права, независимого от Святого Престола и обменивающегося с ним послами.

Тревогу вызывает и волюнтаризм, проявляемый Франциском при назначении епископов. Давно не являлось секретом, что аргентинский понтифик и ранее игнорировал мнение нунциев и Конгрегации по делам епископов, назначая на епископские кафедры своих друзей и знакомых, далеко не всегда отличающихся высоким моральным и интеллектуальным уровнем. Однако следующий случай, о котором также стало известно Тосатти, можно назвать вопиющим.

«Какое-то время назад требовалось назначить одного епископа за пределами Италии. Нунций приготовил тройку [список из трех кандидатов — это обычная процедура при назначении новых епископов. — СКГ]. Один кардинал, глава дикастерии, вероятно, префект Конгрегации по делам епископов, в ходе ординарной ассамблеи взял слово и сказал: «Первый кандидат из списка – превосходный, второй – хорош. А вот насчет третьего я хотел бы предостеречь, я хорошо его знаю еще с тех пор, когда он был семинаристом, у него есть проблемы как на уровне доктрины, так и на уровне морали, он едва ли соответствует необходимым критериям». Но как раз этот третий был другом кое-кого; и некий другой кардинал, входящий сейчас во властные круги, набросился на своего коллегу, обвиняя его в искажении фактов. Собрание завершилось без принятия дальнейших решений. Однако день спустя личный секретарь понтифика явился в Конгрегацию и сообщил, что выбор пал на третьего кандидата».

Кадровые перестановки, совершаемые Франциском как в ватиканских структурах, так и в епископате по всему миру, многие уже называют «чистками», характерными для тоталитарных режимов. Мэйки Хиксон передает сведения, полученные им около месяца назад от человека, которого он называет «весьма добропорядочным и информированным», относительно ситуации в курии, и особенно в Конгрегации вероучения:

«Источник в Риме сообщает, что все, работающие на Святой Престол, боятся говорить о чем бы то ни было из страха подвергнуться наказанию, поскольку повсюду присутствуют информаторы. Он сравнивает эту ситуацию со сталинской Россией. Он сообщил, что двое его друзей-священников были уволены из Конгрегации вероучения, будучи обвинены в критике папы Франциска».

Эти два священника (не имеющие отношения к тем троим, о которых шла речь выше) высказали опасения, что они будут не единственными, которых устранят таким же образом. Они склонны видеть в своем увольнении лишь начало «массового перетряхивания» Конгрегации вероучения, подобного тому, что случилось недавно в Конгрегации богослужения, возглавляемой кардиналом Сара. Там Франциск в конце октября заменил всех членов Конгрегации, включив в их число одиозного Пьеро Марини – ультралиберального оберцеремониймейстера папы Иоанна Павла II и верного ученика архиепископа Аннибале Буньини, творца современных богослужебных форм и яростного противника традиционной католической литургии. Переформатирование Конгрегации многие расценили как реакцию Франциска на призыв ее префекта кардинала Робера Сара восстановить служение лицом к востоку – “ad orientem”. Опасаясь репрессировать авторитетного кардинала, Франциск решил полностью изолировать его, окружив его своими людьми. Судя по всему, такую же тактику он избрал и в отношении консервативного главы Конгрегации вероучения кардинала Герхарда Мюллера, который не скрывает своей скептической позиции по поводу идеи либерализации учения о таинствах брака, покаяния и Евхаристии и церковной дисциплины в отношении разведенных католиков, вступивших в повторный светский брак – идеи, глашатаем которой выступает кардинал Вальтер Каспер, и которую с маниакальным упорством продвигает Франциск, решительно ведя Церковь к зримому расколу. Впрочем, Мюллер избегает открытой конфронтации с Франциском и всячески старается подчеркивать свою лояльность – так, недавно он опубликовал книгу «Бенедикт и Франциск: Преемники Петра на службе Церкви», в которой делает попытки убедить читателей, что между взглядами и учением Ратцингера и Бергольо не существует непримиримых противоречий. Возможно, именно благодаря этой своей гибкости Мюллер, назначенный на должность префекта Конгрегации вероучения еще Бенедиктом XVI, до сих пор сохраняет свой пост, хотя в последнее время и ходят слухи о его возможной замене на кардинала Кристофа Шёнборна, который явно пользуется большим благоволением Бергольо, доверившего ему представлять свое скандальное постсинодальное увещание “Amoris laetitia”.

Читайте также:   Соврамши. Франциска поймали на "словесной неточности"

Еще одной жертвой ненависти Франциска стала Папская академия жизни, некоторые члены которой выступили на стороне католической доктрины против проводимой им революции. 4 ноября Ватикан опубликовал новый статут Академии, который фактически означает роспуск ее членов и закрытие Академии в ее старом виде и создание новой с 1 января 2017 года. Согласно новому статуту, члены Академии, в частности, будут назначаться «без всякой религиозной дискриминации» и не должны будут подписывать декларацию о приверженности учению Церкви в защиту жизни.

Ликвидация «религиозной дискриминации» в Католической Церкви, похоже, является одной из важных задач Франциска: так, директором официальной ватиканской газеты “L’Osservatore Romano” в Аргентине недавно стал… протестантский пастор и близкий друг Бергольо Марсело Фигероа. Франциск известен своими тесными отношениями с протестантами, многие из которых сегодня чувствуют себя как дома в комфортабельном папском отеле в Ватикане, и вряд ли стоит удивляться, если вскоре они станут занимать ключевые посты не только в ватиканских СМИ, но и в Римской курии.

Многие наблюдатели отмечают, что Ватикан сегодня напоминает осажденный город. Некоторые сотрудники курии выражают опасения, что их телефонные разговоры прослушиваются; так, Стив Скоец в своей статье «Диктатура милосердия» сообщает о жалобах, которые он слышал от своих источников в Ватикане, на то, что после завершения телефонных звонков они слышали многократно проигрываемую запись последних моментов своих разговоров. Некоторые люди, работающие в Ватикане, просят своих знакомых не передавать конфиденциальную информацию по электронной почте или на ватиканские сотовые телефоны.

Джон-Генри Уэстен в декабрьском выпуске журнала «Faithful Insight» рисует схожую картину:

«…все католические университеты в Риме находятся под пристальным наблюдением, лекции преподавателей проверяются на предмет их соответствия линии либеральной интерпретации “Amoris laetitia”. О клириках, высказывающих озабоченность действиями папы Франциска, доносят их начальству. Многие из тех, кто раньше охотно делился своей точкой зрения, теперь боятся говорить открыто. Ватиканские журналисты говорили нам, что их многократно предупреждали, чтобы они не сообщали о dubia [запросе Четырех кардиналов]».

Читайте также:   Бразильские верующие приложились к статуе Франциска во время пасхальной Мессы

Именно ситуация с dubia и страх перед нависшей над Франциском угрозы его «формального исправления» усугубляют и без того тяжелую обстановку в Ватикане и способствуют превращению католического Рима в своего рода церковное полицейское государство.

Аналогии со сталинской Россией в связи с беспрецедентной кампанией истерии и клеветы, развернутой против Четырех кардиналов, использовал и епископ Атаназиус Шнайдер в своем выступлении на конференции в Риме в начале декабря.

«Реакция на dubia является доказательством той атмосферы, в которой мы действительно живем в Церкви прямо сейчас. Мы живем в атмосфере угроз и отказа в диалоге определенной группе», сказал вспомогательный епископ Астаны (Казахстан).

Сравнивая сегодняшнюю ситуацию со стремлением коммунистических властей насаждать единомыслие в обществе, монс. Шнайдер сказал: ««Если вы не следовали линии партии или подвергали ее сомнению, вы не могли даже спрашивать. Я вижу совершенно четкие параллели с тем, что происходит сейчас в отношении dubia, т.е. вопросов, заданных кардиналами».

Святой Архангел МихаилМожно было бы привести еще множество примеров и свидетельств, подтверждающих нынешнее практически военное положение в Ватикане и в Церкви в целом. Франциск не гнушается использовать самые омерзительные методы в борьбе с несогласными, обвиняя их в одержимости бесами и слабоумии. Не так давно он шокировал журналистов, блеснув знанием таких слов как «копрофилия» и «копрофагия», которыми он охарактеризовал склонность СМИ к фейковым новостям и скандалам, однако его поддержка основанной на лжи и ненависти травли кардиналов, осмелившихся задать ему простые вопросы, наглядно демонстрирует, что именно эти слова прекрасно характеризуют его собственное духовное состояние и образ мыслей. Используя свой неожиданный карьерный взлет, которым он обязан конклаву, проведенному с многочисленными нарушениями, Бергольо воспользовался оказавшимися в его руках полномочиями, создав собственный репрессивный аппарат и возглавив настоящую войну – войну «духа Собора», которым вдохновляются прогрессисты и релятивисты, против ортодоксальных католиков, не желающих, подобно Франциску, манипулировать Преданием и Писанием для достижения собственных целей.

Нет сомнений, что Церковь Христову ожидают тяжелые времена, но в конце концов в этой войне может быть только один Победитель.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.