«Мы не можем поступить иначе». Интервью кардинала Рэймонда Бёрка газете «The Remnant»

Кардинал Рэймонд Бёрк дал интервью редактору католической газеты "The Remnant" Майклу Мэтту, перевод которого мы публикуем ниже

Кардинал Рэймонд Бёрк

Майкл Мэтт: Я сразу хочу перейти к тому, о чем невозможно умолчать – к спорам вокруг постсинодального увещания папы Франциска “Amoris Laetitia” (AL). Этот документ, а особенно его 305-й параграф, описывался многими священниками и богословами — на EWTN (крупнейшая католическая медиакорпорация, прим пер.) и не только – как «опасный», «весьма тревожный», «весьма проблематичный», «большая ошибка», «прямо противоречащий [апостольскому увещанию] Иоанна Павла ‘Familiaris consortio’» и так далее. Прежде всего хочу спросить вас, Ваше Высокопреосвященство – насколько авторитетным является AL, и говорим ли мы тут только о соблазне, или же в проблемных параграфах скрывается ересь?

Представляя эти dubia и задавая эти вопросы, мы убеждены, что если на них не будет дан ответ, возникнет большая опасность того, что в Церкви продолжит сохраняться смятение, вводящее души в заблуждение относительно вопросов, имеющих непосредственное отношение к спасению

Кардинал Бёрк: Прежде всего, как я заявлял в самом начале, сама форма увещания “Amoris laetitia”, а, на самом деле, и слова папы в этом документе, свидетельствуют о том, что он не является папским учительством. И читать этот документ, так же, как и любой другой документ, следует в свете непрерывного учительства и практики Церкви. Таким образом, те утверждения в AL, которые согласуются с непрерывным учительством и практикой Церкви, конечно, превосходны. Но есть некоторое количество утверждений, которые являются, в лучшем случае, сбивающими с толку, и они должны быть разъяснены; и именно поэтому мы – четверо из кардиналов – в соответствии с классической практикой Церкви, задали Святому Отцу пять вопросов, касающихся оснований нравственной жизни и непрерывного учительства Церкви в этом отношении. И совершенно ясно, что представляя эти dubia [сомнения] и задавая эти вопросы, мы убеждены, что если на них не будет дан ответ, возникнет большая опасность того, что в Церкви продолжит сохраняться смятение, вводящее души в заблуждение относительно вопросов, имеющих непосредственное отношение к спасению. Поэтому, конечно, если эти вопросы не будут разъяснены, существует возможность соблазна. Что касается вопроса о ереси, следует очень четко различать материальную ересь и формальную ересь. Другими словами, материальная ересь – действительно ли в этом тексте есть утверждения, являющиеся материально еретическими. Противоречат ли они католической вере? Формальная ересь – было ли у лица – а именно, у папы, который написал этот документ – намерение провозгласить еретическое учение? И в это последнее лично я совершенно не верю. А что касается первого вопроса – язык и всё прочее сбивают с толку, но трудно сказать, что эти сбивающие с толку утверждения являются материально еретическими. Однако они нуждаются в разъяснении, и отказ их разъяснять может ввести людей в заблуждение, привести их к радикальным мыслям относительно очень серьезных вопросов.

Майкл Мэтт: Если ничего не изменится, и не последует разъяснения, и, поскольку мы говорим об учении Церкви о нерасторжимости брака – и учитывая, что брак и без того подвергается нападкам, с лавинообразным ростом числа разводов, а теперь еще и гей-браков – как вы предполагаете, если не последует разъяснения, каковы могут быть последствия AL, особенно его параграфа 350 и сноски 351, не только для Церкви, но и для всего мира?

Кардинал Бёрк: Это было бы чрезвычайно разрушительно. Недавно я читал колонку Росса Доутета в «New York Times», в которой он рассуждал о применении AL в Сан-Диего. Он справедливо отметил, что если эта интерпретация AL справедлива и приемлема, то учению Церкви о браке пришел конец. И, разумеется, мы не можем принять это, поскольку это закон, который Бог начертал в человеческих сердцах при самом сотворении; это порядок, закон, который Христос подтвердил Своим учением самым ясным образом, как об этом говорится в 19-главе Евангелия от Матфея, где он дарует благодать христианского таинства. Поэтому на dubia должен быть дан ответ. На вопросы должен даваться ответ, в согласии с традицией Церкви, чтобы Церковь выполняла свою миссию спасения этого мира. Если Церковь в том, что касается брака, просто будет принимать то, каким путем идет наша культура, она предаст саму себя и предаст своего Господа и Наставника, а мы просто не можем этого допустить.

Майкл Мэтт: В частном письме епископам Буэнос-Айреса от 5 сентября папа Франциск написал: «Не существует другого толкования ‘Amoris laetitia’» — другого, кроме того, которое допускает возможность разрешать разведенным и вступившим в повторный брак католикам приступать к Святому Причастию в отдельных случаях. Он совершенно неколебим в этом, Ваше Высокопреосвященство. Итак, можете ли вы хотя бы представить себе такой сценарий, при котором вы вдруг обнаружили бы, что что-то упустили, что вы, Четверо кардиналов, неправильно истолковали это, и что вы должны признать, что вы неправы? Я хочу сказать, что если это невозможно, то какой смысл в dubia? Разве вы не знаете уже ответов на ваши пять вопросов?

Кардинал Бёрк: Разумеется, мы их знаем. Но важно, чтобы пастырь вселенской Церкви, исполняя свое служение хранителя истин веры и проповедника истин веры — чтобы он ясно дал понять, что да, он отвечает на эти вопросы таким же образом, каким отвечает на них Церковь. Поэтому то, что он написал в этом письме означает лишь то, что таково его личное понимание сути дела. Но это письмо едва ли можно рассматривать как реализацию его папского учительства. И потому, ситуация, в которую мы вовлечены, неприятна, но мы просто должны настаивать на прояснении этого вопроса.

Майкл Мэтт: Ваше Высокопреосвященство, в эту эпоху диалога сам папа Франциск призывал к «открытому обсуждению многочисленных вопросов вероучения» и говорил, что мысли пастырей и богословов, если они согласны с верой, если они честные, реалистичные и творческие, «действительно могут помочь достичь большей ясности». Какой же вывод можно сделать из его решения не вступать в диалог с вами в связи с вашей просьбой об этой самой ясности в наиболее фундаментальных положениях нравственного богословия?

Если бы мы продолжали молчать, верующие бы окончательно утвердились в мысли, что всё прекрасно – но всё не прекрасно

Кардинал Бёрк: Ну, если говорить прямо, люди обвинили нас, четверых кардиналов, в неуважении к папскому служению, во враждебном отношении к папе. Это совершенно не так. Мы – кардиналы. На нас лежит очень серьезная ответственность помогать ему, и именно по этой причине мы обратили его внимание на эти сомнительные моменты, содержащиеся в документе, под которым стоит его подпись. Мы не можем поступить иначе, и Церковь не может поступить иначе. И потому эта проблема, несомненно, должна быть разрешена. Мы начали разговор, подняв эти вопросы (dubia). И когда нам было сообщено, что ответа не будет, тогда мы поняли, что мы должны сделать этот разговор известным всей Церкви, потому что так много верных – так много священников и епископов – выражают великое смущение в связи с этим вопросом, а также в связи с тем, что эти разделения порождают еще большие разделения в различных частях Церкви, между епископами, священниками и мирянами, относительно фундаментальных аспектов вероучения. Это дела диавола. Святой Дух рождает единство и каждодневное обращение жизни ко Христу, помогающее нам превозмогать наши грехи и жить в согласии с истиной. Поэтому на это разделение, это смущение должна последовать реакция и оно должно быть исцелено. Вы согласны?

Майкл Мэтт: Абсолютно согласны. И разумеется, нам, как верующим мирянам, которые видят все это, кажется, что это ваша работа – ваш долг перед Богом.

Кардинал Бёрк: На самом деле, знаете, некоторые люди говорили мне: «Почему же публикуете эти dubia? Он ведь папа. Вам следовало бы успокоиться». Но нет, этого не достаточно, потому что везде, где я бываю – а я сейчас много путешествую – везде, где я бываю, люди говорят: «Что не так с вами, с кардиналами? Тут такие серьезные вопросы, а вы молчите. Вы ничего не говорите!» И они правы. Если бы мы продолжали молчать, верующие бы окончательно утвердились в мысли, что всё прекрасно – но всё не прекрасно.

Читайте также:   "В Церкви царит великое смятение, этого не видит только слепой". Новое интервью кардинала Каффарры

Майкл Мэтт: Теперь что касается идеи, будто все это может дойти до того, что вы можете потерять ваш кардинальский сан. Верите ли вы, что такое может случиться?

Кардинал Бёрк: Об этом я даже не думаю. Я имею в виду, что, разумеется, это возможно. Такое случалось в истории, что кардинал утрачивал свой титул. Но я не думаю об этом, поскольку я знаю, в чем состоит мой долг, и подобного рода мысли не могут отвлечь меня от его исполнения – то есть беспокойство о том, не подвергнусь ли я каким-либо преследованиям за защиту истины. Как я говорил, один человек спросил меня: «А вы не боитесь настаивать на таких вещах?» И я ответил, что то, чего я боюсь – это предстать пред нашим Господом на Страшном Суде и сказать Ему: «Нет, я не защищал Тебя, когда ты подвергался нападкам, когда предавалась истина, которой Ты учил». Так что я вообще не думаю об этом.

Если не остановить это смятение, мы получим ситуацию, когда широкие массы народа в Церкви не будут исповедовать католическую веру

Майкл Мэтт: Что ж, Ваше Высокопреосвященство, я молюсь, чтобы то, о чем вы сейчас говорили, распространилось по всей Церкви и на самом высоком ее уровне. Однако, вы знаете, что у вас есть большая поддержка. На самом деле, выражая свою поддержку вам и трем другим кардиналам, большое число высокопоставленных пастырей, ученых и преподавателей, как здесь, так и в Европе, несколько недель назад подписали письмо поддержки, в котором они указали на то, что в результате широко распространившегося смятения и разделения после публикации AL, вселенская Церковь сейчас «вступает в крайне тяжелый момент своей истории», который, по их словам, обнаруживает тревожное сходство с великим арианским кризисом четвертого столетия. Было бы интересно узнать: согласны ли вы с ними? Думаете ли вы, что существует возможность того, что может дойти до чего-то, подобного арианскому кризису?

Кардинал Бёрк: Да, это так, и это будет продолжаться до тех пор, пока смятение относительно фундаментальной истины веры будет распространяться всё больше и больше. В случае с арианским кризисом речь шла о двух природах в одном Лице нашего Господа Иисуса Христа. Но здесь мы также имеем дело с весьма фундаментальной истиной, или даже двумя фундаментальными истинами: истиной о Священном Браке и истиной о Пресвятой Евхаристии. И если не остановить это смятение, мы получим ситуацию, когда широкие массы народа в Церкви не будут исповедовать католическую веру – ситуацию, с которой столкнулся, к примеру, св. Амвросий, став епископом Милана. Так что, знаете, это серьезное дело, и я не думаю, что такое замечание (сравнение с арианством) является крайностью. Я совершенно не думаю, что это крайность.

Dubia были сформулированы весьма уважительно; это честные вопросы, и они заслуживают честного ответа

Майкл Мэтт: Епископ Атаназиус Шнайдер, — который, как кажется, в этом вопросе является человеком, который, слава Богу, находится рядом с вами и оказывает вам поддержку – в своем письме в поддержку Четверых кардиналов говорит о том, что он называет «нетерпимой реакцией» на ваши dubia, и указывает, что Четверо Кардиналов подверглись остракизму как «глупые, наивные, схизматики, еретики и сравнимые с арианами». Очевидно, что это было оскорбительно лично для вас, Ваше Высокопреосвященство. Но что пошло в Церкви не так, раз простая просьба о внесении ясности в вопросы нравственности и вероучения встретила столь дикую реакцию со стороны иерархов? Что пошло не так?

Кардинал Бёрк: Я скажу вам, что, по моему мнению, пошло не так. Это очень мирской, приземленный образ мыслей, вошедший в жизнь Церкви. Церковь разделена на политические партии и тому подобное, вместо того чтобы быть единством всех католиков, и единством во Христе. И это именно этот мирской образ мыслей делает возможным, чтобы люди вовсю использовали такой несдержанный и оскорбительный подход ad hominem. Dubia были сформулированы весьма уважительно; это честные вопросы, и они заслуживают честного ответа. И то, что я могу наблюдать в такой неумеренной реакции, является знаком того, что люди, не желающие отвечать на наши dubia, на самом деле, не стоят на твердом основании. Они не могут корректно ответить на dubia, поэтому они пытаются дискредитировать человека, который задает вопросы. Это старая человеческая реакция, но она приземленная, она светская. Ей не место в Церкви.

Майкл Мэтт: Что же дальше, Ваше Высокопреосвященство? Если папа Франциск не станет отвечать на ваши dubia, каков дальнейший порядок действий? Вы говорили о возможности перехода этого в формальное исправление. Но как конкретно это выглядит?

Кардинал Бёрк: Ну, на вид это не будет сильно отличается от dubia. Другими словами, истины, которые кажутся поставленными под вопрос увещанием “Amoris laetitia”, будут просто сравнены с тем, чему Церковь всегда учила, что она практиковала и что возвещалось в официальном учительстве Церкви. И таким образом эти ошибки будут исправлены. Вы согласны?

Майкл Мэтт: Да, полностью. Я немного отойду от темы: когда я был в Риме, освещая прошлогодний Синод епископов, я заметил, что повсюду повторялась одна и та же тема – идея сопровождения, «Церковь сопровождающая», как если бы прежде Святая Матерь Церковь не знала, как сопровождать грешников. Меня это смутило, но потом дело пошло еще дальше. К примеру, кардинал Питер Тарксон заверил нас, собравшихся в ватиканской пресс-службе, что на следующем Синоде эта «Церковь сопровождающая» обратится к теме так называемых «гей-браков». Предполагаете ли возможность таких изменений, что нынешний понтификат будет «сопровождать» тех, кто живет в гей-союзах? Возможно ли, что на следующий год, в это же время мы будем обсуждать dubia, касающиеся постинодального увещания, которое, как будет казаться, одобряет гомосексуальный образ жизни?

Кардинал Бёрк: Ну, это определение сопровождения, конечно, не имеет классического богословского или доктринального значения. И, конечно, оно не может оправдать призыва к тому, чтобы поставить под вопрос нравственные истины, особенно касающиеся действий, которые являются плохими всегда и повсюду. И если сопровождение понимается таким образом, тогда вы совершенно правы – это может привести нас к любого рода обсуждениям, очень опасным и сбивающим с толку. Но я думаю, что поскольку это ложное определение сопровождения уже продемонстрировало свое пагубное воздействие в обсуждении ситуации тех, кто находится в неупорядоченных брачных союзах, мы придем к тому, что либо проясним значение этого сопровождения, либо откажемся от использования этой категории. Это возвращает нас к теме отношения веры и культуры. Вера призывает нас к встрече с культурой, однако мы приходим на эту встречу с культурой, обладая истинами веры, и призываем ее к преобразованию. Другими словами, к тому, чтобы она всё более приходила в соответствие с истинами, которые Бог начертал в самой природе, и особенно – в человеческом сердце. Но если это понимание встречи с культурой недостаточно хорошо обосновано богословски, не понято правильно, это начинает выглядеть так, будто Церковь бежит вслед за культурой. Другими словами, будто она пытается подражать культуре. И даже если бы эта культура была христианской, даже тогда это было бы неправильно и наносило бы ущерб вере. Но мы живем в культуре, которая против жизни, против семьи, против религии. И создавать впечатление, что Церковь одобряет такую культуру – это безумие.

Майкл Мэтт: Да, это выглядит именно так. Я имею в виду, что Святой Отец призывает священников не превращать исповедальню в «камеру пыток», но мне кажется, что сейчас, более чем когда-либо прежде, эта культура, которая настолько христофобна, если хотите, эта культура нуждается в том, чтобы услышать голос Матери Церкви, который исправляет… может быть, не сопровождает, но то, о чем я говорю – это попытка исправить грешника и помочь ему; разве это не наилучший способ сопровождения грешника?

Кардинал Бёрк: Именно так! И все это делается с любовью. Мы не подходим к людям, грозя им пальцем, крича на них или устраивая истерику. Наша вера делает нас спокойными, но она также делает нас твердыми и уверенными. И таким образом мы обращаемся к культуре с истиной нравственного закона и истиной, которой учит нас Сам Христос. И на самом деле, с той истиной, которой действительно жаждет культура. Культура не испытывает уважения к Церкви, которая просто говорит: «О, все замечательно!» и одобряет ее. Эта культура ждет Церкви, которая будет обращаться к ней с вызовом. Нередко я думал об этом как об отношениях родителей с детьми. Когда дети ведут себя плохо, дети нуждаются в том, чтобы их поправили и научили, как надо. Если родители будут просто сюсюкать «о, ты такой хороший, всё замечательно» — дети будут расти в крайнем беспорядке и у них будут огромные проблемы. И дети не уважают своих родителей за это.

Читайте также:   Ратцингер в 1984 году: Церковь тихо перестает быть католической

Майкл Мэтт: [смеется] Я могу сказать вам, Ваше Высокопреосвященство, как отец семерых детей, я не так много сопровождаю их. Я люблю их и поправляю, когда это нужно, но сопровождать их? Что это значит?

Кардинал Бёрк: Именно. Даже как учитель я исправлял учеников, так что они кричали мне: «Я тебя ненавижу». Иногда родители говорили мне, что ребенок выбегает из комнаты, говоря: «Я тебя ненавижу». Но я думаю, что в конце концов, ребенок, эта юная личность, будет благодарен за полученное исправление. Может быть, это не будет немедленная благодарность, но что действительно важно – это то, что у нас есть вечность, и вечное благо ребенка, и даже вечное предназначение культуры, и мы можем действовать соответственно.

Майкл Мэтт: Это правда. Вы знаете, Ваше Высокопреосвященство, католики через многое прошли за минувшие десятилетия – скандалы со священниками, отречение Папы Бенедикта и этот своеобразный понтификат папы Франциска. Так вот. Я знаю, что у нас уже осталось мало времени, но всё же – что вы посоветуете верным мирянам-католикам, если папа Франциск так и не станет отвечать на ваши dubia?

Кардинал Бёрк: Мой ответ таков – и это вдохновлено истиной, реальностью того, что Христос живет посреди нас в Церкви, в ее учении, в ее таинствах, ее жизни молитвы и благочестия, и в ее дисциплине: Продолжайте углубляться в познание веры и познание Христа, живущего для нас в Церкви. Изучайте Катехизис Католической Церкви и другие выражения непрерывного учительства Церкви, например, апостольское увещание “Familiaris consortio” св. Иоанна Павла II. И также продолжайте углублять свое участие в Священной Литургии, молитвенную жизнь дома, благочестивую жизнь. И в то же время, старайтесь все больше сообразовывать свою жизнь с истинами веры, следуя нравственному учению Церкви и учению нравственного закона. Сегодня в молитве после Причастия в Ординарной форме [Римского обряда] мы молились, чтобы мы были воспламенены желанием встретить Христа нашей молитвой и свидетельством о Его истине, и это то, о чем мы должны заботиться. И если мы будем это делать, у нас будет достаточно храбрости, и мы не позволим себе пасть духом из-за этих великих трудностей, через которые мы сейчас проходим.

Майкл Мэтт: Ваше Высокопреосвященство, я родился в 1966 году, по сути, я дитя Второго Ватиканского Собора, и всю мою жизнь можно рассматривать как образец постепенного уменьшения значения Священной Традиции и замены ее на что-то новое. Знаете, это Причастие в руку, девочки-министрантки, легкие аннулирования брака и все эти вещи. Папа Франциск говорит о себе как о том, кто действует в строгом соответствии с подлинным духом Второго Ватиканского Вселенского Собора. И мне интересно, беспокоит ли вас то, что наблюдаемое нами сейчас – это, на самом деле, следование какому-то своего рода продолжению этого духа Второго Ватиканского Собора, которое связано не столько с Франциском, сколько с новой ориентацией всей Католической Церкви?

Многое из случившегося в Церкви после Второго Ватиканского Собора и что ссылается на Второй Ватиканский Собор, не имеет ничего общего с тем, чему учили Отцы Собора

Кардинал Бёрк: Это обоснованное беспокойство. И повсюду, где я слышу этот язык – «дух Второго Ватиканского Собора» — я сразу же настораживаюсь, потому что, тут нет никаких вопросов, это доказывалось и это можно доказать снова, что многое из случившегося в Церкви после Второго Ватиканского Собора и что ссылается на Второй Ватиканский Собор, не имеет ничего общего с тем, чему учили Отцы Собора. Мы видели это в разорении Священной Литургии, а также в других аспектах. Поэтому я думаю, что то, что нам следует делать – это вернуться к непрерывному учительству Церкви как оно выражено Вторым Ватиканским Собором, но также и всеми Вселенскими Соборами, и всем аутентичным учительством Церкви в течение веков. Только когда католики хорошо погружаются в изучение веры, они становятся хорошо подготовленными, чтобы давать то свидетельство, которое сегодня необходимо; но также они будут подготовлены и к тому, чтобы быть сильными членами Церкви и сохранять Церковь сильной. Сегодня мы страдаем из-за десятилетий плохой катехизации, или вообще из-за отсутствия катехизации. И все это приносит свои плоды. Но у нас есть средства, чтобы с этим разобраться, и нам надо их использовать. И я вижу много знаков того, что люди действительно хотят знать свою веру и углублять свое знание веры. И они хотят, чтобы Священная Литургия действительно была тем, чем она должна быть – встречей с Небесами во всей их красоте. Эти люди также глубоко озабочены тем, чтобы научиться, как вести добрую и нравственную жизнь.

Майкл Мэтт: Последний вопрос, Ваше Высокопреосвященство, могли бы вы сказать что-то, что помогло бы мне? Мы католические журналисты, и есть много католических журналистов, поддерживающих вас и трех других кардиналов. Но мы хотели бы быть частью вашего решения проблемы. Мы не хотим быть частью самой проблемы. Что бы вы хотели, чтобы мы делали для разрешения этой драматической ситуации с dubia? Есть ли что-то, что, по-вашему, мы не должны говорить? Другими словами, что лучше всего делать, чтобы помочь вам в том положении, в котором вы находитесь?

Кардинал Бёрк: Я думаю, лучшее, что вы можете делать, чтобы помочь, и что многие из вас уже делают – это просто печатать правду, но спокойным образом, чтобы поддерживать абсолютное уважение к Церкви во всех ее аспектах, включая служение Петра, которое является существенным для нашей жизни в Церкви. Но в то же время, ясно говорить правду с любовью. И если вы будете это делать, как многие из вас уже делают, это будет действительно полезно. Мы не хотим вносить вклад в разделение, используя очень агрессивный и резкий подход, который разделяет людей и который приводит к тому, что люди, не понимающие, что происходит, соблазняются. Этого мы хотим избегать. Но я думаю, что если вы будете выражать истины нашей веры с таким спокойствием и любовью, это поможет всем, включая тех, кто, возможно, еще не осознает тех трудностей, в которых мы находимся.

Майкл Мэтт: Ваше Высокопреосвященство, я действительно ценю то, что вы нашли время ответить на эти вопросы. Думаю, не стоит говорить, что мы все молимся о вас и мы очень благодарны за ту позицию, которую вы занимаете. И всегда, когда будет что-то, чем мы могли бы вам помочь, пожалуйста, дайте нам знать. И будьте уверены в нашей поддержке и молитвах, когда вы будет продолжать то, что вы делаете.

Кардинал Бёрк: Спасибо. Продолжайте молиться обо мне, я очень благодарен за это. Для меня было большим удовольствием разговаривать с вами этим утром.

Источник: The Remnant
Перевод: СКГ

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект: