Российские католики знают свое место

Планируется ли возвращение католических епархий в России к статусу апостольских администратур?

Встреча Бергольо с Гундяевым на Кубе

Чтобы понять, что из себя представляет Католическая Церковь в России сегодня, достаточно убедиться в том, что 11 февраля практически ни одно из российских католических СМИ, кроме SKGNEWS.COM, ни словом не упомянуло о 15-й годовщине учреждения святым Иоанном Павлом II католических епархий в России. Лишь пресс-служба епархии в Новосибирске удостоила эту дату коротенького абзаца в конце пространной статьи о всемирном дне молитв о больных. На фоне широкого празднования 25-летия восстановления структур Католической Церкви в России в прошлом году это молчание выглядит особенно зловещим.

Упоминание на сайте пресс-службы Преображенской епархии
Таким образом католические епархии в России отметили свое 15-летие

Причина, разумеется, проста — если события 1991 года и государством, и Русской Православной Церковью сегодня воспринимаются довольно спокойно и вписываются в общий процесс возрождения религиозной жизни после десятилетий безбожия, то произошедшее в 2002 году однозначно расценивается как враждебный акт Ватикана. Многим показалось, что конфликт 2002 года уже забылся за давностью времени, однако это весьма наивная точка зрения. Стоит напомнить слова, сказанные в 2007 году митрополитом Кириллом Гундяевым, тогда еще — председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата:

«Мы никогда не признаем и всегда будем категорически оспаривать присутствие обычных католических епархий на территории России. Мы рассматриваем это как вызов нашей общей идее, связанной с территориальным принципом церковных администраций».

Неужели кто-то всерьез считает, что, став через год с небольшим после этого Патриархом, Кирилл позабыл о своей принципиальной позиции по этому вопросу? Эти слова были высказаны им отнюдь не в кулуарах, а на Международной конференции в Москве, посвященной вопросу канонических территорий, в присутствии тогдашнего Апостольского нунция архиепископа Антонио Меннини. Комментируя решение Папы Иоанна Павла II о создании в России четырех епархий, Кирилл тогда заявил:

«Мы рассматриваем это как ошибку, которая нанесла ущерб православно-католическому диалогу и лишила нас возможности воплотить наши общие ожидания».

По мнению Кирилла, историю следует обратить вспять:

Статус епархий «должен быть изменен и возвращен к предыдущему уровню апостольских администратур».

Такой откат назад был представлен как необходимое условие для восстановления межцерковных отношений. Ультиматум Кирилла был выдвинут спустя всего несколько месяцев после того, как Московскому Патриархату удалось добиться от Ватикана удаления из России неудобного для РПЦ архиепископа Тадеуша Кондрусевича, на место которого был назначен покладистый итальянец Паоло Пецци с характерными для многих западных католиков романтическими представлениями о православно-католическом единении. За неполных десять лет своего правления ему удалось превратить Католическую Церковь в России в бледную тень РПЦ, полностью отказавшуюся от выражения собственного мнения, которое хоть в какой-то мере противоречило бы позиции господствующей Церкви или государственных властей.

Читайте также: Почему Путин с Франциском «забыли» о российских католиках?

В 2011 году Пецци, говоря о важности совместного празднования Пасхи, выразил надежду, что когда-нибудь католики и православные смогут выработать общий календарь или, по крайней мере, согласовать даты главных религиозных праздников; при этом католическое меньшинство в России, по его мнению, могло бы пойти вслед за своими православными собратьями. «Католическое сообщество могло бы приспособиться к Православному календарю и праздновать Пасху и Рождество в один день с православными», — сказал Пецци.

Квинтэссенцию новой стратегии Католической Церкви в России выразил недавно нынешний ректор московского Института св. Фомы иезуит о. Томас Гарсиа Уидобро в интервью корреспонденту «Вечерней Москвы»:

— Кто-нибудь из студентов института становился католиком или иезуитом в процессе учебы?
Отец Томас машет руками:
— Нет, и слава Богу! Пока никто не обратился. Кто приходил в институт православным — тот и оканчивал его православным.
— Вы этому рады?
— Конечно, и сейчас объясню, почему. Понимаете, православная церковь — наша сестра. Мы здесь не для того, чтобы обращать людей в католицизм. Мы — для просвещения. Когда человек православной веры приходит ко мне, я уважаю его выбор. Такие вещи надо уважать. Так что никто из наших студентов не обратился, и это хорошо.

Как отмечал в 2007 году митрополит Кирилл Гундяев, развитие диалога между Московским Патриархатом и Католической Церковью полностью зависит от готовности Ватикана подтвердить принцип канонической территории, на которую распространяется епископская юрисдикция, и, как следствие, изменить статус католических епархий в России, заменив их апостольскими администратурами.

Как мы знаем, в прошлом году православно-католический диалог достиг небывалых высот, увенчавшись исторической встречей на Кубе Франциска и Кирилла. Означает ли это, что условие, публично поставленное Ватикану самим Кириллом несколько лет назад, было выполнено, и Московскому Патриархату были даны гарантии, что Католическая Церковь в России не только продолжит и впредь оставаться «тише воды, ниже травы», но и будет реструктурирована в соответствии с пожеланиями своей старшей сестры и откажется от епархий и митрополии, дарованных ей святым Иоанном Павлом II? Гробовое молчание в день, когда следовало бы праздновать столь значимую для российских католиков дату, едва ли дает нам основания усомниться в возможности такого развития событий.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.