«Землетрясение» в Ватикане. Франциск атакует Папу Бенедикта

Приверженцы Бергольо открыто требуют, чтобы Бенедикт XVI замолчал навсегда

Папа Бенедикт XVI

Рано или поздно это должно было случиться. Молчаливое присутствие в ватиканских садах Папы Бенедикта с самого начала досаждало приверженцам Франциска и его реформ. Но к четвертой годовщине сосуществования в Ватикане Папы на покое Бенедикта и «облаченного в белое» епископа Франциска обстановка накалилась до предела. В то время, как Франциск позволял себе оскорблять католиков, поносить духовенство, изрыгать богохульства, пародировать учительство – Бенедикт молчал. Никаких комментариев, ни единого слова осуждения в адрес нового Калигулы, более того – никаких новостей о Папе на покое в ватиканской прессе. Ничего, что не дай бог связало бы руки или ущемило права беспокойного местоблюстителя Ватикана. Единственной официальной информацией, поступавшей обычно из уст личного секретаря Бенедикта XVI и по совместительству префекта папского дома архиепископа Генсвайна были заявления: «Бенедикт спокоен», «Бенедикт безмятежен», «Бенедикт во всем покорен Франциску».

Правда ничего не говорилось о том, одобряет ли Бенедикт происходящее, однако для тех, кто внимательно следит за событиями, ответ напрашивался отрицательный, но вместе с ним приходило понимание, что с этой проблемой Церковь должна справиться сама.

На это как будто намекают слова Бенедикта XVI из его новой книги:

Когда «отец перестает выполнять роль отца», потому что дети уже стали большими, «он не перестает быть им, но утрачивает определенную ответственность. Он продолжает быть отцом в более глубоком, интимном смысле (in un senso più profondo, più intimo)». Ратцингер проводит аналогию с папством: «если он отрекается, то сохраняет принятую на себя ответственность во внутреннем смысле, а не в исполнении должностных обязанностей (funzione)».

И все же сохранение status quo, о котором так ревностно заботились в Ватикане, представлялось весьма проблематичным. И грянул гром. То ли Франциск внял нашептываниям своих соратников, среди которых нет недостатка в прямых врагах Папы Бенедикта. То ли Папа на покое предпринял попытку увещания, что исчезающе маловероятно. То ли он отказал Франциску в зримой поддержке его курса, что больше похоже на правду. Нам неизвестно, однако атмосфера между Папой-отшельником и епископом Рима буквально заледенела.

Немецкий католический сайт Katholisches.info ссообщил о том, что между Бенедиктом XVI и Франциском произошел полный разрыв, и они не говорят друг другу «ни слова», причем это «случилось не вчера».

Можно было бы списать все на вздорные слухи, но то, что последовало за этим, подтвердило худшие опасения. Сначала Франциск не поздравил Бенедикта XVI с 90-летием 16 апреля 2017. Казалось бы, такая серьезная дата и такая приятная возможность выразить благодарность и уважение Папе на покое. При этом от официального Ватикана разило тишиной. Как сообщил секретарь, Бенедикт предпочел отметить праздник «в узком кругу», но вряд ли он также запретил Франциску всякие слова и инициативы, а Франциск не сказал ничего, хотя в тот день выступал публично с обращением «Граду и миру», так как юбилей Папы Бенедикта пришелся ровно на Пасху. «Радио Ватикана» ограничилось заметкой из двух предложений о том, будто бы Франциск посетил Папу Бенедикта накануне, и сопроводило ее позапрошлогодней фотографией.

40-летие епископской хиротонии Ратцингера 28 мая 2017 вообще прошло в гробовом молчании. Неслыханное, позорное равнодушие, которое почему-то практически никого не удивило.

А между тем на информационном фронте начали разворачиваться определенные события. В конце мая увидела свет новая книга префекта Конгрегации литургии и таинств кардинала Робера Сара, точнее – немецкое издание этой книги. Первая публикация, на французском языке, состоялась осенью 2016 года, на английском книга вышла в апреле 2017. И только в немецкой версии от 24 мая появилась «бомба» — предисловие Бенедикта XVI. Дело в том, что немецкий профессор сохранил ясный ум и, хотя работать над собственной новой монографией у него не хватает теперь физических сил, он пристально следит за богословскими новинками и ведет активную частную переписку, отвечая тем, кто к нему обращается.

Итак, книга кардинала называется «Сила молчания» (La force du silence), и Бенедикт XVI в присущей ему ясной и сильной манере сформулировал проблематику библейского молчания и необходимость погружения в «безмолвие Иисуса», которые он усмотрел в данной работе. В заключение, Папа на покое сказал буквально следующее:

«Мы должны быть благодарны Папе Франциску за то, что он вверил такому духовному наставнику пост главы Конгрегации, ответственной за служение Литургии в Церкви. […] С кардиналом Сара, учителем молчания и внутренней молитвы, литургия находится в хороших руках».

Этих слов ему простить не смогли.

Читайте также:   Бергольо отлучили от «Матери Церкви»?

«Бенедикт должен замолчать навсегда»

Андреа Грилло
Андреа Грилло

С таким требованием выступил профессор богословия таинств папского университета Сант-Ансельмо в Риме Андреа Грилло (Andrea Grillo). Возмущенный тем, что Бенедикт позволил себе вмешаться в кадровые вопросы Франциска, он мечет громы и молнии на голову Папы на покое. Объективно авторитет Бенедикта настолько велик, что после двух его слов Франциску теперь будет не так легко избавиться от консервативного кардинала. Грилло видит в смиренной похвале Бенедикта изощренное коварство и трактует его как выпад лично против Франциска, который сделал все возможное, чтобы изолировать Робера Сара на посту префекта, окружив его людьми противоположных взглядов. Стремясь во что бы то ни стало доказать, будто похвала Бенедикта является грубым вмешательством в сферу компетенции Франциска, Грилло в запале, похоже, выдает секрет Полишинеля, заявляя в другой своей статье, что именно сейчас «готовится неизбежная и оздоровительная замена префекта» Конгрегации богослужения — что до сих пор всегда отрицалось на официальном уровне, несмотря на распространяющиеся слухи.

В будущем следует предусмотреть нормы, которые бы более четко и надежно регламентировали «институциональную смерть» предшественника

«Необходимо внимательно рассмотреть уникальность этой ситуации», пишет Грилло. «Папа отрекается от исполнения своего Петрова служения. Начинается процедура перехода власти и избирается преемник. Обычно это происходит “mortis causa” [вследствие смерти]. Когда причиной является не смерть предшественника, а его «отставка», институт папства оказывается в деликатной ситуации, когда становится возможным конфликт авторитетов. Для предотвращения этого следует возлагать «обязательство молчания» на предшественника, который сам же в предисловии, в котором он превозносит дарования префекта Сара, цитирует текст Игнатия Антиохийского, где говорится: «Лучше пребывать в молчании…» Если же он не просто говорит, но еще и превозносит префекта, который постоянно создает затруднения для Церкви и для его преемника, то это создает опасный конфликт, при котором требуются более благоразумные действия и более ответственные слова. В будущем следует предусмотреть нормы, которые бы более четко и надежно регламентировали «институциональную смерть» предшественника и полноту полномочий преемника в случае отречения».

Помимо других неприятных и неуважительных вещей, Грилло также говорит: «Не может быть никакого совместного проживания. Теперь это совершенно очевидно. Как очевидно и то, что, помимо места жительства, должны быть подробно регламентированы использование белой одежды и разговорчивость. Епископ на покое должен покинуть Ватикан и замолчать навсегда. Только при таких условиях возможно реализовать настоящее «преемство»… Намерения жить в скромности и в смирении были открыто нарушены, причем скандальным образом. Я считаю в самом деле обескураживающим тот факт, что епископ Рима на покое хвалит Франциска за назначение, прекрасно зная, что он сам в значительной степени повлиял на то, что оно было произведено. Это кажется мне наиболее неприемлемым, знаком клерикализма, и я бы даже сказал, лицемерия».

Епископ на покое должен покинуть Ватикан и замолчать навсегда

Ватиканист Марко Тозатти, цитируя высказывание Грилло, в шутку предложил переговорить со своим знакомым — владельцем замка-тюрьмы в Фумоне, где волей преемника окончил свои дни отрекшийся от престола Папа Целестин V. Впрочем, одна небольшая деталь ставит все на свои места. Тозатти уточняет, что Грилло является членом «комиссии, которая никогда официально не была объявлена и официально не известна префекту Конгрегации богослужения (то есть власти, которая должна этим заниматься) по разработке мессы, в которой могли бы участвовать совместно католики и протестанты». Не этой ли реформы добиваются те, кто заинтересован в устранении Робера Сара с поста префекта? В отличие от Папы Бенедикта, Грилло категорически недоволен работой кардинала: «За годы Сара продемонстрировал неадекватность и некомпетентность в литургической области. Его экстравагантные теории и его жесткость не дают Конгрегации нормально работать».

Заявление Грилло было довольно громким, учитывая, что на него в пространных статьях отреагировали несколько изданий, но Ватикан не посчитал нужным осадить его. И вскоре стало ясно почему. Менее чем через неделю после скандала с предисловием, на Бенедикта в лобовую атаку пошел сам Франциск.

«Пастырь, который не умеет сказать ‘до свидания’»

30 мая, выступая по обыкновению в часовне гостиницы Святой Марфы, где он проживает, Франциск обратился к теме «прощания епископа» и на примере апостола Павла продемонстрировал, как нужно складывать с себя обязанности. По его мнению, пастырь, который «не считает себя центром истории», должен уходить раз и навсегда, без компромиссов.

«Всем нам, пастырям, однажды придётся попрощаться. Придёт момент, когда Господь пошлёт нас в другие края, отправит в другое место или скажет прийти к Нему. Одним из аспектов пастырского долга является подготовка к хорошему прощанию, к прощанию ‘не наполовину’. Пастырь, не готовый попрощаться, связан со своей паствой какими-то недобрыми узами, не очищенными Крестом Иисуса»*.

«(Апостол) продолжает свой путь, ибо у него нет собственности, он не присвоил незаконно эту паству себе… Вдохновлённые этим прекрасным примером, помолимся о наших пастырях, — настоятелях, епископах, Папе Римском, дабы их жизнь была свободной от компромиссов; чтобы они были всегда в пути и не считали себя центром истории».

(* Цитата по переводу Ватиканского Радио)

Следовательно, по мнению Франциска, «некоторые» пастыри, ушедшие на покой, слишком много себе позволяют, никак не замолчат навеки. Он мог бы еще показать пальцем, но этого не потребовалось, намек все поняли. По совпадению, для иллюстрации своих мыслей Франциск выбрал читаемый на Мессе этого дня отрывок из Деяний Апостолов (Деян 20, 17-27) — то место, где Павел прощается с жителями Эфеса. Тот же самый отрывок выбрал четыре года назад кардинал Валлини, чтобы проиллюстрировать чувства священников, расстающихся с Папой Бенедиктом XVI. Во вступительной речи к аудиенции для духовенства 14 февраля 2013 года он, в частности, сказал:

«Позвольте, Святейший Отец, признаться вам, что этим утром мы испытываем чувства в какой-то мере схожие с теми, что обуревали старейшин Эфеса, призванных Павлом в Милет, чтобы накануне отъезда апостола в Иерусалим услышать его прощальные слова. […] Тогда немалый плач был у всех, и, падая на выю Павла, целовали его».

Как и Валлини, Франциск сопоставляет Бенедикта XVI с Павлом, наставляющим свою общину перед уходом. Но если «епископ в белом» хотел обличить Папу на покое в излишней активности, то Писание обличило его самого. Стоит продолжить цитату из Деяний Апостолов и услышать, какие слова, принадлежащие Павлу, могут быть вложены без изменений в уста Бенедикта:

«И вот, ныне я, по влечению Духа, иду в Иерусалим, не зная, что там встретится со мною; только Дух Святый по всем городам свидетельствует, говоря, что узы и скорби ждут меня.

Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией. И ныне, вот, я знаю, что уже не увидите лица моего все вы, между которыми ходил я, проповедуя Царствие Божие. Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех, ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию. Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею.

Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою. Посему бодрствуйте, памятуя, что я … непрестанно со слезами учил каждого из вас. И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более и дать вам наследие со всеми освященными».

Что происходит теперь в Церкви? Услышим ли мы еще голос наших пастырей, говорящих нам правду? Или мы уже не смеем об этом просить, и нам отныне предписано молчание – не углубленно-духовное, а покорное, рабское, скотское?

Читайте также:   Путин с Бергольо - братья навек

Помолимся о Папе Бенедикте, который теперь, возможно, находится в физической опасности. Помолимся о Святейшем Отце Бенедикте XVI, пусть Господь защитит и укрепит его, и вызовет в душах кардиналов и епископов желание уберечь его от любой атаки. Помолимся о нас самих, чтобы мы знали, как поступить, и «не убежали перед волками». Ведь как заметил Папа Лев XIII в энциклике Sapientiae christianae: «Ничто так не поощряет дерзость злодеев, как бездействие добрых людей».

Ричард Павлов
СКГ

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.