Российские епископы: «Поддержим хоть чёрта, только дайте денег»

Российские епископы заявили о своей полной поддержке Франциска, обвиненного в покрывательстве кардинала-извращенца.

Бергольо с российскими епископами
Бергольо с российскими епископами (фото L’Osservatore Romano)

Трудные времена наступили для Католической Церкви в России. Давным-давно минули жирные 90-е, которые были «лихими» для кого угодно, только не для католического клира в России. Так приятно было сокрушаться о нуждах простых прихожан, с затаенной радостью наблюдая за тем, как курсы доллара и дойчмарки (а потом и евро) берут всё новые высоты. Финансовое благополучие российского духовенства (на 95% состоявшего из приезжих миссионеров либо из казахстанских немцев, чьи ближайшие родственники в полном составе проживали в Германии) практически никак не зависело от тех жалких рублевых пожертвований, что доставались ему от местных верующих — нет, практически все денежные ручейки текли с Запада, и на них не сказывались передряги российской экономики, напротив, покупательная способность свободно конвертируемой валюты росла и позволяла чувствовать себя вполне обеспеченными людьми. Главным профессиональным навыком российского епископа было умение произнести зажигательную проповедь в швейцарском или американском приходе, описав злоключения католиков в Советском Союзе и добавив красок, рассказывая о чудесном возрождении католичества в нынешней России. «Как феникс из пепла», «кто бы мог подумать 10 лет назад» — любил восклицать один епископ, пуская при этом весьма уместную слезу. «Бабушки — фундамент нашей Церкви, о них наша главная забота» — заботливо добавлял другой, приводя в восторг зарубежных пенсионерок. Если к презентации прилагались слайды, это значительно увеличивало профит. Из своих поездок епископы возвращались с портфелями, полными кэша, порой рассовывая пачки с купюрами по внутренним карманам пиджаков и пальто, чтобы избежать вопросов таможенников — до прозрачности бухгалтерии тогда еще было далеко, и все поступления шли прямиком в черную кассу. Впрочем, заработки проповедями давали лишь деньги на текущие расходы, основные транши шли от благотворительных фондов Kirche in Not и Renovabis и национальных конференций епископов, главным образом, американской и немецкой. Поступлений хватало, чтобы строить новые храмы и осуществлять масштабные инициативы, такие как восстановление кафедрального собора в Москве или духовной семинарии в Санкт-Петербурге. Священники должны были уметь составлять грамотные «проекты», чтобы отхватить свой кусочек от этого пирога и получить средства на новенькую иномарку, квартиру или приходские нужды.

Однако времена изменились, и финансовые ручейки стали иссякать. Фонды начали всё чаще ставить вопрос о переходе местной Церкви на самообеспечение, американские епископы, особенно после скандалов 2002 года, стали сосредотачиваться на своих внутренних проблемах, требовавших значительных выплат жертвам сексуальных злоупотреблений и порой приводивших к банкротствам епархий. Немцы держались дольше, но и их щедрость вскоре пошла на убыль. После смерти в 2005 году Папы Иоанна Павла II российская Церковь перестала быть приоритетом ватиканской внешней политики и постепенно заняла полагающееся ей место на периферии католического мира. Содержание храмов, семинарии и клира стало головной болью российских епископов. Песни о былых репрессиях и стремительном возрождении Церкви в России уже мало помогают, тем более, что подкрепить заявления о пресловутом возрождении практически нечем. Десятилетия пастырских подвигов не дали особых результатов: число католиков в российских приходах многие годы остается на одном и том же уровне, а кое-где и уменьшается, число местных кандидатов в священство с 90-х годов сократилось на порядок, а иные из выпустившихся (или некогда учившихся в петербургской семинарии) студентов неожиданно предпочли служение за рубежом (не в последнюю очередь объясняя это неадекватностью российского епископата). В ситуации, когда нет возможности предъявить весомые аргументы необходимости собственного существования, приходится искать новые пути, и для российских епископов таким путем, похоже, становятся громогласные заявления о собственной лояльности коррумпированному Ватикану.

Читайте также:   Еще один техасский епископ выразил доверие архиепископу Вигано

Нынешнее обострение кризиса в Церкви, последовавшее за письмом архиепископа Вигано, вызвало различные реакции в среде мирового епископата. Некоторые иерархи заявили о своем доверии бывшему нунцию в США и призвали к тщательному расследованию выдвинутых им обвинений, тогда как другие предпочли осудить «нападки на Папу», нимало не заботясь поиском истины и тем, основаны ли эти «нападки» на реальных фактах. Среди тех, кто решил в числе первых занять свое место в лагере лоялистов, оказались и католические епископы РФ. 8 сентября нынешний председатель Конференции католических епископов Российской Федерации епископ Клеменс Пиккель опубликовал «Письмо российских епископов Папе Франциску», в котором говорится:

Мы, Епископы Конференции Католических Епископов России, выражаем Вам свою солидарность и поддержку на пути Ваших реформ и сердечно благодарим за недавнее Послание к Народу Божьему, в котором мы видим Вашу заботу о Церкви и, в частности, о наиболее уязвимых Её чадах.

Недавние нападки, вплоть до требования уйти в отставку, адресованные Вам, вызывают нашу обеспокоенность.

Мы молимся о Вас, Святейший Отец, испрашивая у Милостивого Господа, дабы Он дал Вам силы и в дальнейшем свидетельствовать об Истине и Любви. Мы также молимся и о тех, кто нападает на Вас и тем самым искажает образ Церкви в современном обществе. Пусть Господь обратит их сердца.

От имени католических епископов в Российской Федерации:

+ Клеменс Пиккель,
Ординарий Епархии святого Климента в Саратове
Председатель Конференции католических епископов России

То, что некоторое время назад российские епископы не выступили в поддержку кардиналов-авторов Dubia, вряд ли вызывало у кого-то удивление. Богословские вопросы мало интересуют российский епископат: из четырех глав российских епархий трое (сам Пиккель, Верт и Климович) не имеют никаких богословских степеней (несмотря на то, что каноническое право требует, чтобы кандидат в епископский сан был хотя бы лиценциатом в области богословия, Священного Писания или канонического права или, по крайней мере, был подлинным знатоком этих предметов: см. кан. 378 § 1, п.5), да и архиепископ Пецци является лишь доктором пастырского богословия, защитив диссертацию о жизни католиков в Сибири (диссертация по пастырскому богословию у епископа — это примерно то же самое, что диссертация по истории КПСС или научному коммунизму у секретарей обкомов). Но с письмом архиепископа Вигано ситуация принципиально иная. Хотя Клеменс Пиккель ни словом не упоминает о сути «нападок» на Франциска, мы помним, что одним из основных тезисов письма Вигано является существование «гомосексуальной сети» в среде католического клира, которое сделало возможными многолетние домогательства вашингтонского архиепископа и бывшего кардинала Теодора Маккэррика к семинаристам и молодым священникам и молчание знавших об этом священнослужителей самого разного уровня, вплоть до высших ватиканских чинов и самого Франциска. Можно было бы подумать, что проблемы гомосексуальности клира не касаются периферийной католической общины в России, однако, к сожалению, это совсем не так. Попытка Пиккеля выступить с осуждением архиепископа Вигано и его сторонников, требующих внимательного расследования поднятой им проблемы, выглядит особенно цинично сейчас, когда католики в России готовятся вспоминать 10-ю годовщину гибели в Москве двух священников-иезуитов — о. Виктора Бетанкура и о. Отто Мессмера. Несмотря на то, что судом было установлено, что о. Бетанкур был убит своим знакомым (рецидивистом и профессиональным геем-проституткой), которому он, после распития абсента, предложил заняться сексом, в кафедральном соборе Непорочного Зачатия Девы Марии в Москве в первую годовщину гибели священников (и уже после вынесения приговора убийце) портрет эквадорского гомосексуалиста, утащившего за собой в могилу ни в чем не повинного о. Мессмера, красовался перед алтарем наравне с портретом отца Отто. «Даже год спустя после трагических событий мы не в состоянии реконструировать произошедшее во всех деталях, но даже если бы мы могли это сделать, это не помогло бы нам ответить на вопрос, почему это произошло. Да и сам вопрос «почему?» – это не тот вопрос, который должен нас занимать. Скорее, нам следует обратиться к Богу с просьбой показать нам, чему Он хочет нас научить и к чему Он хочет нас призвать в этой ситуации», сказал во время Мессы памяти священников глава Независимого российского региона «Общества Иисуса» о. Энтони Коркоран.

Читайте также:   Бергольо назвал своих критиков "дикими псами" и заявил, что правда - в молчании
Епископ Пиккель
Епископ Пиккель, председатель Конференции католических епископов РФ

Как видно, вопрос «почему?» и поныне не интересует российских епископов, раз они ставят свою лояльность Ватикану выше поиска истины, который предлагает архиепископ Вигано. Может быть, епископ Пиккель считает историю с иезуитом Бетанкуром всего лишь частным и случайным событием, имеющим мало отношения к жизни Католической Церкви в России? В таком случае, возможно, ему стоило бы вспомнить о том, сколько рукоположений российских семинаристов отменялись или откладывались в последний момент из-за подозрений (оправданных или нет) в их гомосексуальной ориентации? Или о том, что практикующие священники-геи в разное время работали в семинарии «Мария — Царица Апостолов» и порой даже были замечены в посещении располагавшегося неподалеку гей-клуба «69», и эти факты были прекрасно известны членам Конференции епископов РФ? Или же о том, сколько приходских католических священников в России имели репутацию гомосексуалистов и даже педофилов, домогавшихся министрантов, но о серьезном расследовании таких подозрений никто никогда не слышал? Неудивительно: подобные скандалы могли бы окончательно подорвать доверие зарубежных спонсоров к «возрождающемуся из пепла» российскому католичеству и полностью перекрыть финансирование этого, как теперь совершенно очевидно, неудачного проекта. Возможно, именно поэтому российский епископат решил бежать впереди паровоза и громко выражать свои верноподданнические чувства, рассчитывая, что это поможет ему вернуться из небытия и хотя бы на короткое время привлечь внимание потенциальных жертвователей? Хотя нельзя исключить и того, что это вполне искренний и бескорыстный порыв души епископа Пиккеля, который известен тем, что называл своим личным секретарем куклу и заявлял, что советуется с ней по важным вопросам. В таком случае, будущее российской Церкви представляется не менее печальным.

Как бы то ни было, нынешнее письмо российских епископов Франциску останется позорным пятном в истории католической Церкви в России. Сейчас уже трудно сомневаться в том, что период правления Бергольо, стремительно теряющего остатки морального авторитета, будет признан одним из наиболее мрачных эпизодов в истории папства, и в погоне за сиюминутной выгодой ассоциировать свои имена с унылым аргентинским деспотом, годами покрывавшим и приблизившим к себе кардинала-извращенца, назначившим на руководящую должность в Ватикане известного гея и отказывавшегося расследовать сексуальные домогательства к несовершеннолетним в собственной митрополии — это крайне опрометчивый поступок.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов.
При полном или частичном воспроизведении материалов сайта гиперссылка на SKGNEWS.COM обязательна.

В отличие от официальных католических СМИ, наш сайт не получает никакого финансирования. Если вы считаете наши материалы полезными, вы можете поддержать этот проект.